С А Й Т         В А Л Е Р И Я     С У Р И К О В А 

                               ("П О Д      М У З Ы К У     В И В А Л Ь Д И" ).

                              ЛИТЕРАТУРА , ФИЛОСОФИЯ, ПОЛИТИКА

                                          ВРЕМЕНА  И  ВЕЧНОСТЬ.

                           Стихотворения, написанные в январе 2014 - апреле 2014 года

 
ГЛАВНАЯ   
ДНЕВНИК ПОЛИТ. КОММЕНТАРИЕВ       
ДНЕВНИК ЛИТ. КОММЕНТАРИЕВ     
ДНЕВНИК ФИЛ. КОММЕНТАРИЕВ                             
МОЙ БЛОГ В ЖИВОМ ЖУРНАЛЕ


 Стихотворения, написанные в  январе 2014 - апреле 2014 года

  

1.     Икона  Спаса

2.     Высокое  давление

3.     Святое  искусство

4.     Глубина Крещения.

5.     Ангел России.

6.     К празднику Сретения

7.     Белоснежность на  темном  фоне

8.     Снежный  хоровод

9.     Светоносный   снег

10.  Задонские  зимы

11.  Кружился  ветер

12.  Живая   вера…

13.  Лед жестокости.

14.  Требования веры.

15.  Знамя  весны.

16.  Пробуждение воли

17.  Русская   триада.

18.  Неизреченная ипостась.

19.  Благовест  спасения.

20. Молитва благодарения

21.  Ожидание

22. Автопортрет

23. Извечная вражда

24. Лепетом младенца

25. Столкновение  цивилизаций

26. Музыкальная  тема.

27.  Свершилось!..

 

               Икона  Спаса

      

Темнеют  тени вокруг глаз.

Нос  тонкий и  с  изгибом брови.

И лоб - еще без ран и крови...

Но на плечах - тяжелый пласт

Греха людей... Тревога  ожиданий

Предательства, ареста и страданий...

В безмолвьи плотно сомкнуты уста.

Час крестной  Жертвы наступает  для Христа...

Разделят воины, смеясь,  святые  ризы

Страдавшего  для нашего спасения.

И скроются  ученики в сомнениях...

Несет в  сердца смиренный тихий взор

Любовь, и утешенье, и укор...

За нашу низость неблагодарения.

 

            Высокое  давление

       

 

Весь день лежу - высокое  давление.

Лес  за  окном.  Цветок  перед  иконой.

Лекарства не  приносят  исцеления.

Молюсь с  сердечным  тихим  стоном.

Известны Богу   помыслы  и чувства,

И все   движения  моей  души.

Игра  страстей могла ее вскружить...

Взывая к Небу просто, безыскусно,

Хочу в Христовом вечном свете жить.

И как перед крестом на  аналое

Я сокрушенно о былом  скорблю...

Бог  милостив - прощает людям злое.

Надеюсь, знает обо мне Он  и другое -

Как  я  святую  Красоту  Его люблю.

 

                    Святое  искусство

             (Троица  Андрея Рублева)

      

Три Личности. Дуба Маврийского  крона  и ствол.

ТрапЕза. Но к  явству  не  тянутся Ангелов руки.

И контуром жертвенной чаши фигуры и стол.

Печаль нависает, как в  час предстоящей разлуки.

 

В небесном смиреньи вершится Превечный  Совет.

Собой человека решает спасти Божество.

В пространстве пасхальный уже разливается свет.

И скоро звезда возвестит на Земле Рождество...

Поэзия  чуда войдет в мир  обыденной прозы.

В земные просторы ворвутся небесные  блики...

Покой и  безмолвие... Скромные  ризы и позы.

И кротко задумчивы Ангелов светлые лики.

 

С молитвенным трепетным чувством  смотрю на икону.

Взгляд втянут в глубины и движется в  вечность по кругу.

Единство, согласье во всем...Послушанье  закону

Святой Красоты... И Любовь - к Жизни, к нам и друг к другу.

 

                    Глубина Крещения.

            

Давно просияла над миром  звезда Рождества,

Но  люди не  слышали вести о  Царстве Небесном,

Не видели  света воскресного торжества...

И листья еще   зеленели на  дереве крестном...

Но время и вечность уже устремились к сближению.

Великую радость несла живоносная встреча...

Сын Божий  готов был уже  для  земного служения.

Он шел к  Иордану... Его ожидал там Предтеча.

Пророк,  потрясенный событием Богоявления,

Всем  сердцем поверил в  спасительный Новый Завет -

В живые простые Христовы слова Откровения.

Душа Иоанна увидела Истины благостный свет.

 

Весь  род  человеческий  силами зла обольщен.

В Крещеньи открыться  дано  было тайным глубинам:

Святыми  струями наш грех и омыт, и прощен -

Бог взял на Себя все в безмерной, до смерти, любви к нам.

 

                    Ангел России.

 

Крест на груди и в сумке за плечами

Евангелие...  Лес - в  руках  топор.

Как у младенца чист и беспечален

Небесно ясный прозорливый взор.

 

К беспечной праздности был нетерпим.

В подряснике из грубого холста

Согбенный старец, светлый Серафим

Стал верным соработником Христа.

 

Все  мысли, чувства и простор души,

Вся жизнь подвижника под сенью елей

В тамбовской  сумрачной  глуши,

Сжимались до скорбей Страстной недели.

 

Считал  себя убогим Серафим,
Но видел Неба благодатный свет.

Он  радость Пасхи раздавал другим.

"Нам  унывать, -  твердил, - дороги  нет."

 

Огонь невзгод, утрат и поражений,

Грех очистительной  сжигая  лавой,

Несет  духовного закона постижение:

Через страданье  -  к  радости  и  славе.

 

Пусть в ярости скрежещет  зло зубами.

Нам нет  пути-дороги  унывать.

Христос  воскрес! И вечно  рядом  с нами.

А  с Ним - надежда, радость, Благодать.

 

Без сна на  камне  тысячу ночей

Молился старец, не жалея силы.

И зажигают  тысячи  свечей

Перед его  иконами  в России.

            

К празднику Сретения

 

Дивный праздник встречи и разлуки –

Радости в преддверьи страшной муки…

Для обряда в храм Христос  внесен.

Взял  Дитя  на  старческие руки,

В Нем  прозрев спасенье,  Симеон.

Произнесены  пророческие  речи…

Яркой  вспышкой  восковой  свечи

Засветилось  счастье  этой  встречи.

Вечность Духа, тленность вещества...

Встреча смертного  и Божества...

Меркли  звезды  Ветхого  Завета

В неземных  лучах  иного  Света.

Бог преобразил  плотское  естество.

Промыслом Предвечного  Совета

Две  природы   скреплены -  в Одно.

Развернулись вверх -  по  вертикали -

Горизонтом  ограниченные  дали.

Крылья  появились  у  планеты...

Светом Правды и Любви согреты

Вечности плоды в ней вызревали...

Церковь  радостью  встречает  нас,

Распахнув  все  двери  в  поздний  час.

И,  звеня,  зовут  колокола,

И с   икон  благословляет Спас,

Зная -  как душа Его  ждала.

 

Белоснежность на  темном  фоне

      (  из  цикла " Зимние стихи")

 

                  + + +

Внезапно  наступили  холода...

Зима  опять  на  месяц   запоздала,

Но  вот  уже  небесная  метла

Разбрасывает  снег  куда  попало…

С  утра еще   ручьем  вода   текла…

Январь, дождями  омывая  ветки,

Вмиг  превращал их  в  ледяные  сетки -

В  сверкающие  люстры  из  стекла…

Слепым  бродягой  по  земле  слоняясь,

Бездомный  ветер  ветки   теребил.

Вниз тонкие стволы склонялись,

Держась за корни из  последних  сил,

Но  под  напором   многие   ломались…

И  у   деревьев  трудная  судьба –

Бой  со  стихией,  как  у нас   с  врагами.

Не  прекращалась  вечная   борьба:

То  бури мира, то страстей  цунами.

 

                  + +  +

 

Снега  и  ветры  изгоняли  осень.

Все  чаще  слышались  наперебой

То  шум,  то  сдержанные  стоны  сосен,

Взметнувших  в  небо  ветви  с  бахромой.

 

Всю  ночь  вдали  скулил  бродячий  пес.

Луна  сквозь  тучи  вспыхнула  на   юге,

Высвечивая  контуры  берез,

Испуганных  внезапной  вьюгой.

 

Но  отраженная  от  лунных  линз,

Заря  пробилась,  впику непогоде.

Луна, загадочная  словно  сфинкс, -

Исчезла,  растворясь  на  небосводе.

 

Ночь  -  время  размышлений  и молитв -

Сменилась  днем.  На  небе  -  бирюза.

И  солнце, теплый  свет  излив,

Земле  вернуло   краски,  голоса...

 

И  я,  завороженная   природой,

Стряхнувшей  сон  на  день,  на  час,  на  миг?,

Благословляю  жизнь  и    время  года -

Любое -   за  неповторимый  лик. 

 

                + + +

 

Нет тепла -  и конец  забавам.

В  затянувшееся  бесснежье

Скачет   заяц  по  прелым  травам.

И  тревожно  наверх  не  раз

Устремляет раскосый  глаз.

Белизна его, словно  из  снов,

Засверкала  меж  серых  стволов.

Ждет опасность   от   лис  и волков,

От бродячих  собачьих полков.

В  эти дни   вЕрхом  заячьих  грез-

Встретить  рощи  и  лес  из  берез.

Там,  на  фоне  светлой  коры,

Злые встречи  не  так  страшны ,

И,  учуяв  погоню  - стремглав!

Зайца   вряд ли догонит враг.

Только б  выпавший  снег  помог

Испытать  силу   крепких  ног.

Даже гончих  собак  изнурял-

Хитроумно  и  долго   петлял,

Уносясь   наутек  от  угроз,

Словно  ветер  во время  гроз.

Лишь парящая хищная  птица

Заставляет  болезненно  биться

Зайцев  трепетные  сердца...

Их  мечта  -  пережить  бы   март,

Беспощадный  и  злой  азарт

В  дни  охотничьего   сезона –

Беззащитных  зверей  погрома.

Лес тогда -смертоносная зона...

Нет  у зайцев надежного дома.

И сегодня   -   везенье  врагам.

Не  спастись и  в  бегах белякам.

Черным  цветом  земли  зима

Гибель белым пушистым   несла.

Белоснежность на  темном  фоне –

Это   пагуба,  это  -  горе…

 

Время   ценных  утрат -  смутный  век-

Исчезает  с  земли  белый   цвет.

Им  окрашены  были всегда:

Святость, верность,  добро, чистота.

Вытесняется  тьмой  белизна,

Это  белому свету  угроза,

Это  светлому  миру  -  беда.

 

                          + + +

 

Врезаясь  дерзко  в  синий  лед   небес ,

Застыли  иглы  на  верхушках  сосен.

Мороз на  хвою  серебро  набросил,

И засиял  фаворским светом лес...

Деревья бессловесную мольбу

Несли, ветвями обращаясь к Небу...

Вниз долго не решался падать снег -

На высоте мечты и сны светлее.

А на земле все быстро тает, тлеет.

Снег с тучами мечтал продолжить бег...

Когда заснула утомленная земля,

Спустились Ангелы, незримые для взоров,

Крылом на стеклах рисовать узоры:

Цветы изящные, небесные поля

И контур  трав   неведомого  края-

Родного    Ангелам   загадочного  рая.

 

                    + + +

Вокруг  все  чистым  снегом   замело.

И,  как  в светелке   девичьей,  - бело…

Безмолвно  притаилась  тишина,

К  молчанью  вечности готовя  нас

Короткой  паузой   земного   звука.

В  клубок  свернувшись,  до  весны

Заснули  все  оттенки  цвета,

Оставив  миру  свежесть   белизны.

Она  пришла  из  океана  света. 

Снежинки  закружились, веселясь!

Так  девушки  танцуют   белый  вальс-

Застенчивы движения и лица...

К дню  Рождества готовилась явиться

Звезда с искрящимися яркими лучами

Греть  Землю  стылыми ночами...

От  легкого  мороза  сникли  ели.

Но вспыхнул   иней, хвою  серебря…

И  ветер дерзким  вестником  метели,

Ворвался  в  безмятежность  декабря.

И  бытия  размеренность  нарушив,

Мою  встревоженную утешают   душу

Стихи,  наполнившие  светом  дом -

Я Пушкина  читаю перед сном.

 

                                  +    +    + 

 

Пейзажи  зимние  всегда  скромны  и строги:

Однообразно белы крыши  и  дороги.

Лишь  лед причудливо  висит с карниза.

По  шалости природного  каприза,

Оттаяв, падает,  неся  немало  бед ...

В овраг   скользит бесстрашно  лыжный  след…

В сугробах  притаился    хвойный  лес.

И  в  мантиях, подаренных  с  небес,

На  царственных особ  похожи  ели -

Пленяет  изумруд  на  фоне  бели…

Зима бесстрастно  и неудержимо

Озябшую  природу  гонит   в  сон,

Холодной  стужей  обволакивает  дом…

Но  нет -   угроза  остается  мнимой:

Встречает    дом  невозмутимо

Благоуханьем    хлеба  и  теплом.

 

                             + +  +

 

Доверчиво нагнувшись  веткой  к  дому,

Чернела   яблоня  из снежной  белизны.

Сиреневели   впадинки  сугроба…

Томил  медлительный  приход весны…

Но от   докучливой  хандры,  и от  озноба -

Спасала  музыка, горячий  чай  и сны…

Бодрящей струйкой потянулась   в    лес

Мелодия  свиридовской    сонаты.

На сонной  яблоне  устроила  насест

Сбежавшая  от туч семья  пернатых.

Самодовольный  гвалт  их  был  несносен.

И в напряженьи  замирали  струны  сосен,

Врасплох    захваченные   звуковой  борьбой...

Вдруг ветви яблонь от синиц зазеленели.

А  зелень  листьев будет лишь в апреле…

Все  вмиг  преобразилось  цветовой   игрой,

Созвучием  небес  с  гармонией  земной.

 

 

      Снежный  хоровод

   ( Из  цикла " Зимние  стихи" )

 

 

                     + + +

 

Зимняя стынь  надвигается  быстро,

            рвется  с  теплом  связь.

Тонкими   красками   светлого   смысла

            смоется   с века    грязь.

Связь  с  Идеалом  в  беспутном  рвении

            век  наш  стремится  рвать...

Из   соблазненных  им  поколений

            строит   безродную  рать.

Видим  мы   ясно  взглядом   духовным

            (слепы  -  лишь   в  забытьи):

Нам  предлагают  чуждый,  бесплодный

             путь тупика  судьбы.

Не  различимы   вспышкой  мгновений

             силы  добра  и зла.

Солнце  и Правда  развеют  сомненья

             и растворится  мгла.  

Утром  заснеженным  зябка  прогулка,

             льдисто   искрится  Дон.

Всех   созывает   протяжно  и  гулко

            в  храм   колокольный   звон.     

 

              + + +

 

Зыбь  размытых  линий

В  призрачной  тени.

Лес  закован  в  иней,

На  ветру   звенит.

 

Зимняя  картина –

Царство  серебра,

Белая  равнина,

Неба  синева.

 

Светятся  над  полем

В  семь  цветов  круги –

Солнцу  ореолом

Две   слились  дуги.

 

Вспышками  сверкает

Искрометный   снег,

Лыжи  распознают

Заметенный   след.

 

Напрямик  по  речке –

Не  подвел  бы   лед!

Лишь замрет  сердечко,

Когда  лыжи -  влет.

 

Стражами  пустыни

Снежные   холмы.

И  в  морозной   стыни

Только  Бог  и  мы.

 

                   + + +

 

Дома  дремали,  словно  на  плацу

Усталые  продрогшие  солдаты,

Когда вдруг их, ни в чем не виноватых,

Выводят  строем  в  ночь «похолодцу».

 

 

Тянулись    от   поникших   крыш  к  луне

Дымы, влекомые ее  улыбкой,

К  лучам  огня,  рассеянным  и  зыбким,

Звезды,  горящей  в  южной  стороне.

 

Столбы   гудели  арфой   в  тишине…

Маня   звезду   в  бесцельные  полеты,

Беззвучно  проносились  самолеты,

Земле   мигая  вспышкой  в  вышине…

 

И  Млечный   Путь    с   мерцающим  хвостом

За   горизонт   вел   звезды   -  на  восток.  

 

                     + + +

 

Набухло небо  сумрачными  тучами,

Провисло,  опираясь  на  карниз,

На крышу дома... Снежные  излишки

Усталым  жестом сбрасывало  вниз.

 

Понурясь,  ели  хмурились  сквозь  хвою

На  ветер,  стряхивающий пылью  снег...

Он, все теряя,  - дружен даже с тьмою.

Незрячему  -  совсем  не  нужен  свет.

 

Уют тепла в стынь чувствуешь, как счастье-

Его   очаг   домашний   излучает.

Но  к  солнышку сквозь  зимнее  ненастье

Тянусь  -  по  буйству  света  я  скучаю.

 

В  душе  почти  не  оставляет  след

Красивый, чистый, но  холодный  снег.

 

 

                 + + +

 

В  стынь  погрузился  небосвод,

            в ночи  темнея.

Не  мерз лишь  светлый  хоровод

            звезд -  пламенея.

В  пространстве  властвовал  мороз…

            Деревья  грея,

Звезда  зависла   меж  берез

             в  конце  аллеи.

Вниз   увлекли  ее  снега 

             из  звездной   стаи.

Посланцем   их  она  была,

             с  небес  слетая.

Что  тянет  звезды  в  тень  Земли,

             что  им  здесь  мило?

Иль их   неведомые   принесли -

              слепые  силы?..

Ни  трав, ни  снега -  жизни  нет

              в  иных    мирах,

И  на  поверхности  планет

             лишь  пыль  и прах.

Нам  звезд   неведома   судьба,

           и  нет  ответа,

Как   долго  им   еще  блуждать

          за  гранью  света…

                        + + +

Свернулась  радуга  цветов. Дни сникли.

Густели  сумерки,  и  солнца   гаснул  пыл.

И  побледнели человеческие  лики.

Тепло забылось  -  след  его  простыл.

 

Звенел,  искрясь,  заиндевелый  лес.

Стволами  осветляли  мир  березы.

Стихи  взлетали   к  высоте    чудес...

Возвышенно  звучала  проза...

 

Пространство  заполняя,  нежный  снег

К  земле  спускался   невесомым пухом-

Студил разгоряченной  страсти  след

И  воздух   насыщал  небесным  звуком.

 

 

Лед  серебрил  в  застывших  реках  воды.

Знобило всходы  на  заснеженных  полях.

И  с  потускневших    высей  небосвода 

Белела   станом  лебедей   земля.

   

                   + + +

 

На  безбрежных  небесных  полях

Плуг  зимы  облака разрыхлял.

Снегопаду,  как  дару святыни,

Распахнула  просторы   земля -

Манной  с  неба  спускались  снега...

Придорожные  тополя

Заискрились,  одевшись  в  иней...

Бурно  ринулся   ветер  в  бега,

От  морозной   спасаясь  стыни...

Белых  точек   кружил  хоровод.

Увлажняли    снежинки  ресницы,

Горизонта  стирали  границы,

Приближая  к  земле  небосвод...

На  карнизах  резные  узоры

Солнце    выжгло  из  дрУзы  льда.

Крыши  -  что  снеговые  горы,

И  гирляндами   -  провода.

Ввысь   невольно стремились  взоры...

 

Долго  солнце  скрывали тучи, 

Мрачно  сверху  смотрели  на  нас.

Но  сквозь  мглу   -  засветились  лучик

И     веселой лазури     глаз.

 

           Светоносный   снег

   ( Из  цикла " Зимние  стихи" )

 

                          + + +

 

Со  свистом  буйным  налетели

Свирепые  февральские  метели,

Вмиг  вырвав  из  весенних  грез

Уснувшие  стволы  берез.

 

Засыпало  кормушки  птиц-

В  них  осторожных нет  синиц:

Сиротски   ежась  -  жалки, лишни, -

Прижались к  стылым  веткам  вишни.

Взъерошил  ветер  перья  их.

Не  верилось,  что  вихрь  утихнет…

Оледенев, качались  ели.

Касаньем  хвои  ветки  грели

Стволов  озябшие  бока.

Снежинок  нежных  облака

Носились  призраком  над  садом,

И  ветер  завывал  надсадно.

 

Над  домом  белые  холмы.

И змеями  ползли  дымы

Из   труб,  в   снегу   торчащих

Пеньками  вырубленной   чащи.

 

Железных  крыш  нервозный  грохот,

Неблагозвучной вьюги  хохот,

Мятежный  нрав воинственной  зимы…

И  тихое  смирение   земли.

 

До  окон  выросший  сугроб,

Свет  закрывая, вызывал  озноб.

Невольно   захотелось   мне

Свечу   затеплить  на  столе…

 

                         + + +

 

Перед прогулкой в стылый вечер греясь

Свежезаваренным  горячим  чаем,

Планет расположенье    изучаю,

Листая  книгу  с  картой  неба  Грея.

 

Я  -  русский  православный  человек, -

Не  признаю  языческих  гаданий,

Астрологических  туманных предсказаний...

Отравлен  суеверьем  новый   век.

 

Сияет  Сириус. Луна, заморской  птицей

На волю выпорхнув из хвойной клетки -

Густой заснеженной сосновой  ветки,

У  ног полоской  тонкой   серебрится.

 

Слегка  придерживаю   воротник  рукой.

Знобит. Плотнее  укрываю  грудь.

Звенит  сосна...Смотрю, как Млечный Путь

Вдали   мерцает огненной  рекой.

 

                     + + +

 

Предчувствует  приход  тепла  земля

В февральский день, заснеженный и вьюжный.

Но  знает,  что  теряет  власть  зима,

Лишь прилетевший теплый ветер южный.

 

Заносчивы  на  скромном фоне  ели

Звенят  пушистой  хвоей  на  ветру,

Бросают  в  снег  сиреневые  тени,

Метелкой  игл махая  снегирю.

 

Внезапно, будто  отдана  команда,

И, завораживая  удивленный  взгляд,

Спускается пернатая армада -

Озябшим веткам красочный  наряд.

 

В лес  увлекает   детская   игра –

Угадывать  происхожденье  следа:

Трилистник зайца, нить  лисы... Нора -

Едва заметным бугорком из снега.

 

Ирландский,  непокорный  мне,  терьер

От  бега дышит   тяжело,  неровно,

Преодолев  естественный  барьер –

Вразброс  поваленные   бурей  бревна.

 

Вдруг  выпрыгнул из  синевы  оконца,

Расплавив  тучку,  раскаленный  диск,

Упрятанного непогодой  солнца.

И  снег невыпавший  вновь глыбами  навис.

 

                          + + + +

 

Был  вечер -  сосны   растворяли  свет,

И  солнце  пряталось  за  их   стволами.

В  сиреневый  окрашенные   цвет

Полоски   теней    снежность   заслоняли.

 

Был  час, когда  разлившийся   закат

Приносит  сверху   свежесть  и  прохладу,

И  воздух  благовонием  объят,

И  тишины   спускается  отрада.

 

Присев  на  горизонт   светило,

Томилось  на окраине  земли,

Неведомой  удерживаясь  силой.

И  небосвод  пылал,  не опалим.

 

Был  миг, когда,  набравши  силу,

От  тьмы  спасаясь,  мчались  облака,

И  звук,  как  вспышка: «Господи,помилуй», -

Молитвой  озарил   издалека.

 

                + +  +             

 

Ушла  слезливая  сиротская  зима

Спокойно  без  пустых  борений,

Оплакав снег,  который  намела

Без  буйных  снежных  завихрений.

И  расчищала  землю  для  тепла

Весенних  ветров  свежая  метла.

Но снежной белизной  сверкала  даль.

Еще  топтался  у  дверей   февраль...

Пронизывала  хвойный  лес  весна,

И  ветви  хрупких  утомленных  елей

Лучистый  воздух  пробуждал  от  сна.

Они  под  солнцем  ярче  зеленели.

Застыли  в  полусонном  напряжении

Деревья. Ждали  из глубин  истока,

От  корня по  сухим  волокнам,  сока -

Природы  живоносного движенья..

И душу  светлый  захватил  поток,

И струн ее коснулось  пробуждение -

Она  запела  словно под смычком,

Прозрачно, весело,   легко

И  окунулась  в  волны  вдохновения.

 

                      + + +        

 

Давно  прошел последний снегопад,

И снег  стал  тусклым,  теплым -  талым.

Темнело  небо. Красочный закат

На облаках завис  покровом  алым.

 

Стволы  в сосновой  роще розовели,

В огонь  преобразив закатный  свет -

Казалось, что деревья загорелись,

И соснам в всполохе спасенья нет.

 

Со скрипом  ветки на ветру качались,

Трепало облако, висящее, как знамя.

Из  зон  опасных вырваться отчаясь,

Стонала  роща, брошенная  в  пламя.

 

Все  полыхало, как на  жарком фронте.

Но  солнце  скрылось. Ветер  грустно стих.

Остались  сумерки, свеченье горизонта

И этот зыбкий, чуть тревожный стих.

 

                       + + +

 

Исчезла  грань  между  землей  и  небом -

Лишь   вдалеке    мелькала  легкой  тенью…

Все  освещалось  вездесущим  снегом…

И  замедлялось  одолевшей  ленью.

 

Земля  была  светла,  как  небеса  -

Как  лица  непорочных  дев.

И  обнищавшие,  озябшие  леса

Смиреньем укрощали  ветра  гнев.

 

Весну  почувствовала  лишь  душа,

И  зазвучали   голоса  стихий…

Волнуя  кровь,  тревожа  и спеша, -

Они  врывались   радостью   в  стихи.

 

Заснеженность, морозность,  тишина…

Но  музыка  весны  уже  слышна.

 

           Задонские  зимы

   ( Из  цикла " Зимние  стихи" )

 

                             + + +

Как будто  лебедей   зависла  стая –

За окнами  стеной   встал   снегопад.

Лебяжий   пух,  на  стеклах  быстро  тая,

По  глади  растекался  наугад.

 

Как шорох крыльев, снег едва был слышан,

Над  леденеющей  землей  кружась,
Скрывал  от  ветра  мерзнущие  крыши,

Успешно  утеплением  служа.

 

По-декадентски   мрачную  нервозность

Сменил  на  романтический  наряд,

Переживя  бесснежную  морозность,

Заиндевелый  яблоневый  сад.

 

Повеселев, искрился снегом   лес,

Манил  как  декорация  спектакля.

Мой пес, в сугробе утонув, исчез -

Прогулка   стала  подвигом Геракла.

 

                           + + +

Все  отпечатки  сохраняет  снег

Подобно  воску  или  пластилину:

Цветок  трилистный -  зайца  свежий   след –

Не  спутаешь  со  змейкою  лисиной.

 

Два четких  следа  -  зайца  и  лисы,

Оставшись  метками  слепой судьбы,

В  лесной  глуши  на  миг  пересеклись  -

Для   жизни,  смерти  и   борьбы.

 

В  овраг  звала  пологая  гора.

За снежной  пылью  лихо скрылись санки.

Стою вверху -  для  спуска  я  стара.

Слышны хлопки снежков  и перебранка.

 

Нарядной  лентой  вплетена  игра

В   беспечность  озорного  детства,

Весельем  озаряет нас   с  утра,

Лучами  радости  лед  заставляя  греться.

 

                            + + +

Согбенный  дом  до  рам   завален  снегом.

С  трудом  соседские  сугробы  одолев,

Вхожу  едва  дыша,  как  после  бега,

Пройдя  в  потемках   теплый  козий  хлев.

 

Все   жалобы  о  дряхлости  ограды,

О  пенсии, которой  не  хватает,

Не  отрывая   взгляда  от  лампады,

Прослушала,  сочувственно  кивая.

 

Колоколов  к  вечерней  службе  звоны, 

Сплетались  с  музыкой    смиренной  речи.

И  верой  веяло  от  копоти   иконы…

И, дрогнув  пламенем, сияли  ярче   свечи...

 

Из  вечности,  от  мира  светлых  грез

Пришла  и к  нам  старинная  икона…

Как много  выплакано перед  нею  слез,

Когда  она  считалась  вне    закона.

 

                       + + +

 

Живым дыханием укутана  планета,

Снега  оберегают сладость  сна.

В колокола  ее  цветов  звенит  весна,

Встревоженная  всполохом  рассвета.

От  множества  плодов   ликует  лето.

 

Секрет  Земли  раскрыть  дерзну:

Она  -  лишь тень   таинственного  края,

Палитрой  цвета   осенью  играя -

Легко  все  краски превращает  в  белизну,

Зиме   оставив  лишь ее  одну.

 

Духовным  солнцем  -  радостью  согрета,

Разумными   людьми одарена.

Во  всей  Вселенной  лишь  Земля  одна –

Любовью, словно  мантией   одета,

В  сияющем венце   Добра  и  Света. 

 

                         + + +

 

Машину  обтекая, ветер  свищет.

Забыв  про лед,  опасность, тормоза,

Лечу  по  трассе  к  отдаленному  кладбищу.

ГАИ -удача!  -  не  попалась  на глаза…

Народ, скорбя, в  молчаньи, брел  обратно,

Оставив   вечности  -  беречь  собрата.

 

Священником  старательно  отпет,

Особым  зрением,  не  требующим  глаз,

Теперь  он  ясно  видел  здешний  свет –

Что  здесь  случиться   завтра   и  сейчас…

Предвидя  предстоящие   пути

Несовместимых  -  века  и  души.

 

Он  видел  наш   тревожный   поиск

Дорог,  ведущих  от  холодной  бездны

К  родному  дому  и  теплу. И  риск –

Принять  обман  за  Доброту  надежды…

Он  знал  и маяту  запретной   грани,

И  радость победить   в  духовной  брани.

 

 

                      + + +

 

Память  прошлого   чутко   спит  -

Тлеют  угли  во  тьме  забвенья.

Входит  свет  в  лабиринт  обид  -

Стены  рушатся  всепрощеньем.

 

Лишь короткая  юность  беспечна –

Благодушна,  проста, весела.

Дальше  -  сложная  жизнь…И  вечность –

Судит  Светом   земные   дела.

 

Нас в  потоки Небесного  света

Вводит  сердце  свеченьем   любви –

Бескорыстна,  чиста, беззаветна  -

Она  льется  лучами  зари.

 

Озаряется  светом  встреча,

Когда   время   вливается  в  вечность.

 

 

                            + + +

 

 

Оградой  наш  край  окружают  березы  и  ели,

И сосны  сбегают  в  цветистые  дОлы  по  склонам.

Здесь  вёснами  ночью  слышны   соловьиные  трели,

А  утром  зовут  монастырские  гулкие  звоны.

 

Меня  в  честь  отца  называют  соседи  Андревной

И  мягко  бранят  за  прогулки  по  лесу  в  мороз.

Давно  убеждают: нельзя  без  скотины  в  деревне

И нАпоминают о  нЕприхотливости  коз.

 

Деревней  напрасно  зову  я  свой  город  в  глуши.

Три  древних  обители  -  он  охранитель  святынь...

Здесь  с  Небом и  Доном  идет  перекличка  души

Звенящими светлыми звуками:  синь...дон...  дон-дзинь.

 

                + + + 

 

Тихий  звенящий звук –

Рвутся  бессонницы  узы?..

Дерзко  смеются  музы? –

Видя   беспомощность  рук.

 

В   мягкость   подушки -  лбом.

Нежная   сладость,  истома…

Вьюжит…Уютно   дома –

Благостно  и  тепло.

 

Чуть оттолкнусь – и  взлет…

В  белом  мелькают  поля,

Трубами  машет   Земля,

Севера   дыбится  лед.

 

В  правом  углу  зарницей

Теплится  кротко  лампада,

Воздух   пропитан  лавандой.

Утро…  Полет  еще  снится.

 

            Кружился  ветер

 

Пурги январской снежная  метла

Засыпала  овраги  и дороги.

Искристой светлой нитью оплела

Кривые ветви, провода , пороги...

Был  день  в календаре особый

Христос  рожденьем Землю освятил.

Кружился  ветер - наметал сугробы.

Мороз на окнах  рисовал цветы...

 

Дом быстро  затихает, засыпая,

Свечой зажженной освещаясь из угла

С иконами Христа и Николая,

И  в  световом  узоре  тает  мгла.

Звезда в тьму  стрелы  света испускает,

И вьется ладана кадильный  дым.

Все  стены комнаты  моей  благоухают,

И кажется  подсвечник золотым.

 

 

                   Живая   вера…

 

Наш  личный опыт  смутен  и  конечен,

С  ним  сложно  устоять  от заблуждений.

Живая вера нас выводит в  вечность,

Уносит от  пустых земных кружений…

Жизнь,  не  вмещаясь   в  русло схем и логик,

Сметает  лабиринты   алгоритмов   -

Из  чувства  сердца  складывает  слоги,

Из   гаммы  звуков  - временнЫе   ритмы.

Бог воплотился, чтобы всех спасти.

Он  для    блаженства вечного все  дал нам.

И каждый мог  дар веры  обрести,

Чтоб  жизнь земная стала  благодатна...

Не поколеблется душа на  камне веры

На  тонкой  связи   с  духом  Божества.

Мы  лишь  тогда  сильны  и суверенны,

Когда  причастны   свету  Рождества.

 

    Лед жестокости.

 

Крикливые черные птицы проносятся мимо,

На  миг  застилая источник небесного света...

Тревожный закат накрывает  цирк древнего Рима.

Играет арена оттенками красного цвета,

Алеют колонны и стены из мраморных плит.

И пол человеческой кровью обильно  полит.

Как молнии в небо взлетают  над Римом незримо

Бессмертные светлые души  убитых  святых...

Печально взирает на Землю лик бледной  луны,

Но  нет пока  свиты мерцающих звезд золотых.

Бесстрастны солдаты  в  доспехах. Народом полны

Трибуны. И дамы глазами, шелками сверкают.

Звенят драгоценности. Тени густеют. Смеркает...

Вдруг, властную  руку подняв, кесарь медленно встал.

Он  идол  - отлитый в холодный блестящий  металл...

Весна. Лед жестокости скоро  исчезнет - растает,

И Рим приютит голубей  белокрылые стаи.

 

 

    Требования веры.

 

 

И жестом, и словом, и взглядом

Не дай сердцу ближних скорбеть.

Учись забывать о себе,

Заботясь о страждущих  рядом.

 

Спеши успокоить, согреть,

Помочь и другим послужить.

За тех, кем привык дорожить,

Будь стойко готов умереть.

 

Велит христианская вера

Терпеть, когда горько и  больно...

За  близких страдать добровольно -

Любви идеальная мера.

 

Уныние, гордость, пороки -

Страстей обжигающих пламя -

Встают между Небом и нами

Стеной на житейской дороге.

 

Лишь тайну познав покаяния,

Преграду  стены  сокрушишь.

Расчисти каналы души -

И Бога услышишь призвание.

 

Лекарствами скорби и боли

Целит Благодать наш недуг.

Невзгоды, как кованный плуг,

Взрыхляют душевное  поле.

 

И радость всем людям дари...

Любовь...Их источники  в Боге.

За скорби, невзгоды, тревоги

Спасителя благодари.

 

Знамя  весны.

 

Душа  томится в тесных клетях зданий.

Отрадно вырваться  в весенний лес .

Там  все  трепещет в томном ожидании

Тепла, сочащегося с солнечных небес.

 

Как  ликованье свиристящих птах

Не передаст художник  на картине -

Весенней радости не  описать  в  стихах...

И,  в половодие плывущего на льдине,

Зверька  не  выразить  смятение и страх...


Пригорок - горд  без снега, тепл и сух.

Лед коркой  брошенной  лежит в  ложбине.

И вечностью захватывает дух,

И красотой - свод  серебристо синий.

 

Три  дня  тепла - и рыхлый снег растаял,

Залив  тропу излишками  воды...

Синиц  зеленогрудых вьется  стая.

А сколько выросло березок  молодых!

 

Весной бодрее ветками качают

Деревья,  все  же  в  явь ее  не  веря.

Хотя,  как знаменем своим,  грачами

Неугомонными она   над лесом реет.

 

Не слушаю я лепет муз в  Великий Пост.

Телеэкранные давно забыла  лица.

Устав  моей  аскезы  скромно  прост:

Терпеть  напасти,  каяться,  молиться. 

 

               Пробуждение воли

 

Я долгие годы  была, как бесплодное  поле,

Заросшее сорной  травой  своевольных пристрастий.

В унынье впадала  от легкой обиды и боли,

В печаль - в затяжные дожди ...И в ненастье,

Замкнувшись от мира в затворе, тоскливо молчала.

Был ум неуклюжим, и совесть нередко горчила.

И скрытая гордость жучком-древоедом точила.

Со временем  сердце мое постепенно смягчалось,

И к вере склонилось, услышав небесный мотив.

Умиротворилось, духовную радость вкусив.

Свет Неба теперь озарял и дожди, и метели...

Мой ум утончался, и  чувства все больше светлели.

Усильем своим откликаясь на зов Благодати,

Проснулась и воля. И  цепь заблуждений круша,

Грехи исповедала с внутренним плачем душа.

И благословила с  иконы  меня  Богоматерь.

 

               Русская   триада.

 

                     "Мы призваны творить свое и по-своему, русское и по-

                       русски". И.А. Ильин

 

 

Возможно Бог блужданья  нам простил -

Все во Вселенной в  Его доброй силе...

Но  мы  легко смысл жизни подменили,

Приняв  чужой для нас и дух, и стиль.

Нас убеждали: надо просто жить,

Естественно, как дикий зверь в природе ­-

О высших  устремлениях забыть.

Но возмущений  не  было в народе...

И оказались быстро не у дел,

Те, кто рожден для смыслов и идей.

Все то,  в чем веса было  мало,

Вверх поднялось и стало вдруг  в цене,

А  что  имело вес - в  цене упало

И оказалось на мели, на дне...

Витало в  воздухе: какой России быть,

Какая выведет  нас  к  свету нить?..

Сквозь мрак безверия, невзгоды и разброд,

Как неба дар, как вечная  награда,

Сияла  солнцем русская  триада:

Бог, благоверный Государь, народ!

 

Неизреченная ипостась.

 

 

Словесные изящества  пусты

Без пробужденного  воображения.

За ними жизни нет  - движения

Идей и чувств... Нет тайны красоты...

Нередко тонкий легкий  штрих,

Раскрыть способен  внутреннее зрение,

Зажечь  в  душе незримое горение,

Воображеньем наполняя  стих...

Не стал описывать Гомер Елену

Он  лишь сказал: когда вошла  она,

То встали старцы убеленные...

Как мало  слов! Но их довольно нам,

Чтобы охотно покориться плену -

Навеянным фантазией  картинам,

В глубинах  душ томящимся  мечтам...

Усилия словесности  напрасны -

Неизреченна ипостась  Прекрасного...

Любовь, Премудрость,  Божья  Благодать -

Блаженства вечности словам не  описать.

 

            Благовест  спасения.

 

                         + + +

 

 

Расположение  застывшей  стаи  звезд

Пути  подсказывает  перелетным  птицам.

На  месте  своих  прежних, старых гнезд

Всегда  стараются  они  остановиться.

 

Весна  на  крыльях  мартовских  грачей

Влетает  в облаченье светлых  риз,

По  тонким  нитям солнечных  лучей

С  высот небес     сбегая  резво  вниз.

 

Шлейф нарастающего с каждым днем тепла

Легко спускается  на  снежные просторы,

И  начинаются весенние  дела -

Согреть озябшие равнины, реки, горы.

 

Пронизывает  воздух  теплый  свет

От  поднебесья  и  до  дна  ложбины.

И   быстро тают  стынь, и ночь, и  снег,

И  птицы возвращаются  с чужбины.

 

 

                          + + +

 

Божественною  волею дано было излить

Дождь благодатный, как  потоки обновленья.

Они нам Свыше  принесли благословенье

И  радостное назначенье  вечно  быть…

В  судьбе  Земли сверкает  день весенний,

Как  в неприметной  ткани  золотая  нить.

 

Мир  был  в неведенье...О  Таинстве  Явления

Той  давнею весной узнала  лишь  Одна,                                                                                                                                                                 Услышав  сокровенные  слова

О тайном замысле    всеобщего   спасения,

И поняла, что Бог Ее призвал

К  великой участи небесного служения.

 

Для совершения святого Рождества

Сошла на Землю  творческая сила.

Готовилось  пришествие Мессии…

И,  в  нарушение  законов  естества,

Мария  родила и  на  руках  носила

Младенца, Сына  Божия, Христа.

 

 

                 +++

 

                                                       Мк.10,45-52

 

Бог  пришёл жизнь  за  нас  положить,

От  погибельной  участи  освобождая.

Принял смерть, чтобы всем на Земле послужить,

Призывая  к  Себе   и  Собою  спасая.

Позови  и  спроси: что  хочу  от  Тебя я?

Повторила  бы  просьбу прозреть  Вартимея.

Заглянуть бы поглубже в себя  без помех.

Содрогнуться,  увидев  таящийся грех...

Мне  не  видно глубин  моего  заблужденья

Я-  духовно  слепа  и,  заслуг  не  имея,

Лишь надеюсь, что  вера  спасет и меня,

Как  спасала  незрячего сына Тимея...

Безоглядно  хочу  я  идти  за Тобой,

Как  когда-то  пошел  палестинский  слепой.

Хоть  узка  и туманна  крутая дорога,

А слепая   душа  так  слаба  и убога.

Ученица, духовная дочь  Вартимея,

Неустанно, как  он, я лишь тихо шепчу:

«Иисусе, помилуй!" И, крикнуть не смея,

Я  к  одеждам  Христа  прикоснуться хочу.

 

                     + + +

 

Всегда   было  мало  причин   для веселья  и  смеха
В  том  мире,  где  властвуют  правила  низких  идей.
Злодейству  во  все времена добродетель - помеха-
И в жертву приносят невинных и чистых людей.

Страданье  при жизни земной окружало Христа.
Он  к  мукам  и  смерти Своей добровольно  склонялся.
С  тоской  сознавал  для  Себя  неизбежность Креста.
Поэтому,  может  быть, Он  никогда  не смеялся.

Но горестно  плакал, жалея умершего друга.
Он  знал - человек  не для смерти Им был сотворен.
Но  прочные цепи грехов  из порочного  круга
Сковали  творенье Его  до последних времен.

Спаситель  оплакал судьбу Иерусалима,
Предвидя, что после восторженной встречи-распнут,
Что  Город, восставший,  накажет империя  Рима,
Законы и пряник сменив   на железо и кнут.

 

Все  зная, Он плакал и плачет над нами доныне-
Над  теми,  кто волю Творца  отказался  познать,..
Закрыв для себя Его путь к живоносным  святыням,
Где Истина, Таинства, вечная Жизнь, Благодать.

 

                   + + +

 

Господь! Исправь  на  новый  образ  мыслей,

Смени  самодовольство  -  сокрушеньем,

Дождем весенней   вечности  обрызни,

Наполни  нрав  спасительным  смиреньем…

Пошли   мне,  Боже,  света  озарение,

Чтоб  выпестовать  плод  своей   души –

Здесь  на  земле, Тебе    с   благодарением,

Дай отраженьем  Света  послужить.

 

 

                   + + +

 

 

Едва успела  я отъехать  от  порога,

по  прихоти  колес  сползая  с  колеи,

как огражденная  сугробами  дорога,

зашевелилась  неожиданно  вдали.

Пространство   живо  заполняли  тучи:

словно с  берез  саврасовских  картин

слетев,  глотали  талый  снег   грачи –

бесстрашны, голодны, черны.

Вперед движенье становилось  сложным.

И, начиная  злиться от  досады  ,

скользить  рискнула   дальше,  осторожно

минуя  плотную  весеннюю   осаду.

Замешкалась чуть-чуть  одна  из птиц,

вспорхнув  неловко  вверх  вблизи  колес –

ударилась,  упала  камнем  вниз.

И было  жаль  несчастную  - до  слез…

Она  затихла   ненадолго  на    руках –

тревожно   крыльями устала биться.

Вдруг,  встрепенувшись, одолела  страх

и невесомо взмыла   в  небо  птица...

Дождь  пробивал  к  земле  свои каналы -

как  спицами, вонзаясь  в  рыхлый  снег.

Уже бессильны снежные завалы -

коней весны  не  удержать    разбег.

 

 

 

                     + + +

 

"Запреты на запрет", права, свобода

Любых грехов, пороков, извращений -

Духовное затмение народов...

И невдомек - вымаливать прощение

За оскорбление святого  Божества,

Словно и не было на  свете Рождества,

Голгофского Креста и Воскресения...

 

 

Мы  от беспамятства не ищем избавленья-

Так нами  мир и все, что в нем, -любимы.

Весенний тихий Благовест спасения

Нам  кажется далеким, зыбким, мнимым.

Бог  рад нас вывести  из гибельного круга -

Безверия смертельного  недуга.

Движенья вверх Он ждет неутомимо.

 

Осмысливать суть века недосуг нам...

Но всюду признаки видны конца веков...

Россия, крепостью стань праведного духа -

Закройся от погибельных ветров!

 

           + + +

 

Постылый  век. Бесплодны  его   всходы.

Унылы  ядовитые  цветы.

И  раздражают  всхлипы  непогоды,

Обрушивая  встречи  и  мосты…

Без  запаха   и  цвета  майский   мед,

И  тает  снег,  как  раз -  под  Новый  год.

 

И  все  же…  Сколько  красоты  вокруг!

Неизреченна  в  таинствах  природа.

И  боль   проходит.  И  приходит  друг –

Лучистый,  словно   звезды  небосвода,

Прогнать  уныние с ее сестрой - гордыней,

Чтоб  мир   светился  радостью отныне…

 

Смотрю  на  птиц  -  на  вольный  их  полет

И  вслушиваюсь  в  музыку  движенья –

В  хрустальный  звук,  когда  весенний  лед

Спешит  продлить      воды  круговращенье...

 

 

              + + +

                              

Земля в холодно-белые цвета

Еще по-зимнему  была  одета.

Но  дни  свои  февраль  перелистал,

И хлынули  на  снег потоки света...

Тревожно, отстраненно-одиноко,

Звучал  сквозь  озаренный  воздух звон

Колоколов  обители  далекой.

Как  иней,  серебристой  поволокой

По  белизне  земли  стелился  он

И  гнал  долой  ее  ленивый сон.

Звук обволакивал  волной  леса

И, разогнавшись  по  струне  ствола,

Взмывал   на  светлый   небосклон,

С высот  соскальзывал   назад

И зависал, звеня, на  ветках  крон...

Вдали грачей чернела  полоса -

Забытого  тепла  примета.

В  лучи  вплетая птичьи  голоса,

Играла  солнечными бликами  весна,

И благовест  встречал  невесту  света.

 

Молитва благодарения

 

 

За  все  Тебя, Господь, благодарю -

За слово  сердца и ума молчание,

За  счастье, горесть, маяту, печали...

За жар   стыда, которым здесь   горю

(О  только б в  вечности не опалило пламя!) -

Как  много тьмы во  мне, как света  мало.

Благодарю! - душа  из  тьмы восстала...

Твою  икону трепетно целуя,

Пою Тебе, Спаситель, аллилуйя...

За жизнь, природу, родину, семью,

За дар любви Тебя  благодарю  -

Пусть скорби за нее  была  расплата...

За  утреннюю  свежесть и зарю,

За  многоцветную насыщенность заката,

За  первый и последний тихий вздох,

Благодарю -  мой  милосердный Бог!

 

Ожидание

 

 

Его     присутствия не ощущаем  рядом-

Нам кажется,  Бог где-то  ТАМ,.. вдали.

Но, как отец, следит за своим чадом,

Хотя с вмешательством нередко длит -

Так  мы под неусыпным Божьим взглядом.

Он вразумляет, бережет, целит

И страждущим приносит утешение.

И  ждет от нас сердечного общения -

Любви, доверия  и  теплоты молитв,

И чтобы был для нас  лишь  Он  всегда -

Потребность  первая и радость высшая...

Преображенью не  нужны  года -

Бог  первому  ключи к  блаженству  дал

Разбойнику,  чей зов в  скорбях  услышал

 

         

              Автопортрет

 

Как выразительна у живописца линия.

Одним движением карандаша -

Лицо задумчивое, шея длинная,

В просветы глаз на мир глядит душа

Возвышенная, трепетная, дивная.

И пенятся волнами кружева...

 

Художнику когда-то подражая,

Нарисовала я автопортрет.

Срывалась линия - рука дрожала.

Казалось, жизнь - способностей расцвет,

И больно сердце уязвляла жалом

Мысль едкая: а вдруг таланта нет?...

 

           Извечная вражда

 

Со светом мрак всегда в борьбе неистовой -

Воюют  рати лжи с отрядом Истины.

Не может быть согласия и лада

Между врагами - святостью и адом,

Отступником и христианству верным,

Меж скромным целомудрием и скверной

В бесстыдных вызывающих нарядах...

Всегда был сильным духом наш народ,

И его ценности все также современны,

Как горные  вершины, небосвод...

Их не коснулась перемена мод.

Они -  вне власти времени. Нетленны.

Чисты, духовны, светлы, неизменны...

Из вечных нестареющих пород...

 

           Лепетом младенца

 

 

Благовейная  любовь с духовным  трепетом

Без возбужденья крови, без искусств

Способна  языком   младенца - лепетом

Молиться Богу от избытка чувств...

Польются теплые слова из уст,

Душа вкусит покой и просветление...

Когда смиренный дух усыновления

Своим дыханием коснется нас,

Невольно слезы  потекут из глаз

От чистого истока - сокрушения...

Волна молитвы к центру понесется

Добра, Любви,  Премудрости, Отрады.

Не удержать ее земным преградам -

В  потоки вечности   она вольется.

 

 

Столкновение  цивилизаций

 

              

Крым вызвал бурю - и восторг, и стон.

Согласия Европы  не  просила

И, наконец, взяла достойный тон -

Самодержавный,  верный тон - Россия.

Восстала  снова от смертельных ран.

Да  будет Божье с ней  благословение!..

Сегодня речь  не  о конфликте стран -

Грозит цивилизаций столкновение...

Родной  язык,  война в  торговле, газ-

Всегда есть в  мире  яблоко раздора.

И в каждом веке - спор за  свой Эльзас.

Так из-за  Украины нынче ссора

С другой цивилизацией  у нас...

С той  стороны - уж в  окрик  голоса,

Причину гнева  разгадать  нетрудно:

Захват  земель  готовился подспудно -

Тех, где нейтральная должна  быть полоса.

 

 

Музыкальная  тема.

 

Лад  воли, сердца и ума взрывают страсти -

Тревожат грустью переливы нот...

Освободись от них - гремит  вдруг  властно ,

Взлети над бездной жизненных невзгод.

 

Отбрось  груз будничных переживаний,

На  крыльях духа поднимись над ними,

И тяжесть неизбежных  испытаний

Он на  себя, окрепнув в битвах, примет...

Услышь негромкий  голос доброты -

Сердечных чистых побуждений.

Познав  себя, гордец, смирись... Кто ты?...

Благодари Творца без рассуждений.

 

Небесным излученьем  озаримый

Звук насыщается глубоким чистым цветом.

Все происходит  внутренне, незримо -

В  душе, воспитанной евангельским Заветом.

 

Что нового быть  может под луной?...

Все  те же горести, болезни  и труды.

Пусть достижимы радость и покой -

Они  лишь редкие  крупицы из  руды.

Неотвратимы дни земных страданий,

Боль неудач, тревожное  смятение...

Нас вдохновляет вера с ожиданием

Пришествия Христа и воскресения.

 

Плетут живые   музыкальные  узоры,

Послушных клавишей касаясь, руки.

Молитвы в храмах  так поют на службе хоры.

Так  с  Небом  говорят земные звуки...

 

           Свершилось!..

 

                Отзвук   притч

 

Простыми   притчами   учил  Господь  народ.

Дар   веры -  это  золото  пшеницы.

Но  в  жестком  сердце  -  хлеба  недород,

А  в  суетном -  зерно   уносят  птицы.

 

В  пустынях  нет  воды -  нет  трав и сорных.

А   камни  зажимают   жизнь  в  тиски.

На  неглубокой   почве   вянут   корни

И  засыхают  Духа   родники.

 

Но  голод может быть и  у  реки.

Не  вызреет   и   там  желанный  плод,

Где  веру   заглушают   сорняки:

Соблазны  мира   и  земных   забот.

 

К  нам  не  вторгаются   пока   в  судьбу

Святые  Ангелы -  небесные   жнецы.

Везде   свободно  плевелы   растут -

Их  называют «злаками»   лжецы.

 

Зерну   горчичному  подобна  Правда  Неба,

И ее  зерна  меньше  всех  семян.

Но,  вырастая,  насыщают  Хлебом, -

Питают  духом   сердце   христиан. 

 

         Вербное    воскресение

 

Богоубийства  приближался   час-

Час  скорби,  муки, час  глумленья…

Христос  уже  готов  свершить  для  нас  

Непостижимый   подвиг  искупленья.

 

Благ  и  свободы жаждала  толпа,

Выплескивая  ликование  в словах.

Царю   одеждами  застелена  тропа...

Горящие   глаза,  восторг,  хвала…

 

Но  жертвенной   любви  настали  дни –

Такой  беды  Земля  не  знала  прежде...

Как  камни,  крики  полетят: «распни», -

Тех,  кто  бросал  Христу  свои  одежды.

 

Вновь   ветер запах трав  несет  с  полей,

Весна   румянит, освежая,  лица.

И  радость  обновленья  на  Земле,

И  верба тихим   светом   серебрится.

 

                     Великие  дни

   (от  понедельника до  субботы)

     

                   +   +   +

 

Дышала  горечью  в  тот     год  весна.

Клубилась  дымом  в  воздухе  тревога.

Вгрызалась  в  камни  едкая  тоска,

Пылила  мрачный   лоб  горы - дорога.

 

Настало  время…Иерусалим

Готовил  Богу  казнь  и поруганье…

Сын  Человеческий  -  невозмутим –

Вверх  восходил -  на  высоту  страданья…

 

Был  голоден  Спаситель  в  этот  день,

И, на  смоковнице  не находя  плода,

Ее  Он  проклял…Содрогнулась   тень-

Свидетель  скорбный  грозного  суда.

 

Собой  довольная , незрелая  душа

Похожа  на  пустой  сосуд  без  дна…

Суровой   участи   смоковницы   страшась  -

Не   окажись,  беспечная,   бесплодна…

 

                      +  +  +

 

Напрасно  совещались  фарисеи,

Пытаясь  уловить  Христа  в  словах.

Лукавые  затеи  все  рассеяв,

Он  кесаря  не  умалил  в  правах.

 

Учил,  рассеивая  в  головах  туман,

Всем  существом  принять   Живого  Бога -

Всей  силой   чувств,  всей  крепостью  ума...

И, как  себя,  суметь  любить  другого.

 

Могли  запомнить  притчи  мал  и  стар:

Плачевна  участь  неразумных  дев

И  тех,  кто  не  умножил  Божий  дар -

Кто  не   стяжал  богатства  добрых  дел.

 

Во  тьме  скрывая   двери  в  вечность,

Окрадывали  души  силы  зла.

Опасна  немощью  сонливая  беспечность –

Спаситель   к  бодрости  духовной   звал.

 


                         +  +  +

 

В  безмолвии вошла  блудница  в  дом,

Излив  здесь  тучи  слез  и ароматы,

И  преклонилась   сердцем  пред  Христом –

Спасителем  и   милосердным  братом. 

 

Отчаянье...  смиренье...покаяние…

Любви  и  веры   -  радость  торжества.

Как   велико  за это  воздаяние! –

Прощение   грехов  от  Божества.

 

И  в  тот  же  день – падение: глубин

Иудино  достигло  окаянство.

Предатель,  совестью  своей   судим,

Ушел  из  Света  в  темное  пространство.

 

Сердечность   чувств…Рассудочный  расчет.

Смирение  любви… Гордыня   злобы.

Победа  веры   -  к  вечности  ведет,

Награда  -  драгоценность  высшей  пробы.

 

                       + + +

 

На  тайной   вечере   учеников  связав

Святым  союзом  дружеской любви,

Идти  за  Ним   их  Иисус  призвал,

Причастием с  Собой  соединив.

 

Омыл  заботливой Божественной  рукой

Апостолов   натруженные  ноги…

Учил  не властвовать,  а кротким  быть слугой -

Друг  другу,  немощным,  убогим.

 

Утратил   все:  жизнь,  веру, Бога,  братство

Иуда  - льстец,  завистник,   лиходей…

Продал  он  Дар:  нетленное   богатство  -

Монетным  звоном  соблазнился   иудей.

 

На  смерть  предать  Иисуса решено

Соборищем  лукавых  фарисеев

Святого,  кроткого,  безгрешного –

Того,  Кто  семена Добра и Правды сеял.     

 

                        +   +  +

 

Изнемогая  от  страданий  Сына,

Терзаясь,  муки  с  Ним   делила  Мать.

Ей  не  дано  Его  у  смерти  вырвать –

У  ослепленной   яростью   толпы   отнять.

 

Еще  беды   не  разомкнулся  круг  -

В  сердцах  огонь  злочестья  не  угас,

Зажженный  волей   богоборных  рук.

От  ран  Сын  Божий   страждет  и  сейчас.

 

Христос  и ныне  распинается  за  нас.

Страдает,  жаждет  на  Своем  Кресте

И  вновь  готов  в  невыносимый   час

Закрыть  Собою,  как  птенцов  в  гнезде.

 

Исторгнем зло,  благословясь  крестом.

Оно  Спасителю  копьем  пронзает  грудь.

Очистимся  молитвой   и постом,

И  покаянием   откроем  верный   путь.

 

 

                      + +  +

 

Крест  Спасителя  мир  оживил, крылья  смерти  и  зла  опалив.

Раскаленностью вертикали пронзено, как  стрелой  любви,

охладевшее  сердце  Земли…На   бесплодных  камнях  души

капли крови  Христа  проросли: святость  жизни  -  ее  плоды.

Крест весь мир  разделил  до  ядра – до  раскола  народов  и рода,

до  вражды  к  тем, кто  с  Богом едины. И  не  знала  Земля  середины…

Излученьем Фаворского  света озаряется  древо Креста. Высший  смысл  в нем любви  и  добра, без  которого … нет  человека.

Крест  - плод  жизни  в  нас,  веры  и  духа.Путь спасенья -  стесненье  себя: для  других  исчерпанье  до  дна.

Воскресения  нет без  Креста. Крест  -  в смиренном  несеньи  скорбей,

распинающих  нас на  земле…Сокровенна  тайна  Креста… 

Бесконечна  ее  глубина.

 

                       +  +  +

 

Над  Иудеей   призрак  горя  встал.

Трясло  Голгофу.  Город  мрак  окутал -

Померкло  солнце,  видя  кровь  Христа…

До  Воскресения  осталось  меньше  суток.

 

В холодном   гробе  Телом   стыл Спаситель,

Прожив  лишь  тридцать  лет от  Рождества…

Душой  же  в  ад  сошел, как  Победитель -

Спалил  его  сияньем  Божества.

 

Он  всемогущество  в Себе  носил,

Но   принял  смерть  за  человечий  род.

И, в  вечность  устремляясь    от Земли,

Ключом  Креста  открыл  нам  небосвод.

 

Всех  озарит  Любви  Христовой свет. 

Она  отвергнута,  поругана,  распята…

И на  планете  через сотни лет

За верность  Богу будет  жизнь  расплатой.

 

 

         Свет  вечной жизни

 

Раскаянья  не  знала  Палестина,

Лишившись  Человеческого  Сына.

Душа  ее  Мессию  не  вместила -

Осталась и  бесплодна,  и  бессильна.

 

Тревожно  спящий  Иерусалим

Лучи пронзили -  ярче  солнца  летом.

Восстал,  как  купина,  неопалим,

Христос  до  наступления  рассвета.

 

Он  чашу   мук  испил  до дна…

Тьму  бездны,  осветив,  прошла,

Сметая  узы и  преграды  зла,

Его  смиренная  и  кроткая  душа.

 

Неведомое  на  Земле  явление

Преобразило  бытия  закон:

Свершилась  тайна  Воскресенья -

Власть  смерти  улетучилась, как  сон.

 

Ад  побеждая  в  смертной  брани,

В  преображенном  Теле  Он  воскрес.

Как  Человек -     Распятия нес  раны,

Как  Божий   Сын  -   сияние  Небес.

 

Тьма мира.  Горечь  скорби.  Крест…

Сквозь  них  прорвались   свет  и  сладость.

Христос  Воскрес!  Воистину  Воскрес!

Всех  осияла   вечной   Жизни  радость.

 

Премудрость, и  Любовь,  и  Сила…

Из  пепла  Бог  всегда  нас  воскрешал.

Он  промыслительно   хранил  Россию –

Она   Земли  бессмертная  душа.

    


 
       ЧИСЛО            ПОСЕЩЕНИЙ       
            
Рассылка 'Советую прочитать'
 ПОИСК  ПО САЙТУ
Яndex
 
           НАПИСАТЬ  АДМИНИСТРАТОРУ  

             САЙТА

  

Рассылки Subscribe.Ru
Советую прочитать
   
     ©ВалерийСуриков