С А Й Т         В А Л Е Р И Я     С У Р И К О В А 

                               ("П О Д      М У З Ы К У     В И В А Л Ь Д И").

                                ЛИТЕРАТУРА , ФИЛОСОФИЯ, ПОЛИТИКА.

                                    Грудинин-Путин - это  выбор  не  президента, а пути

                                      

 

ГЛАВНАЯ 
ДНЕВНИК ПОЛИТ. КОММЕНТАРИЕВВ       
ДНЕВНИК ЛИТ. КОММЕНТАРИЕВ     
ДНЕВНИК ФИЛ. КОММЕНТАРИЕВ                             
МОЙ БЛОГ В ЖИВОМ ЖУРНАЛЕ  

                 

                Грудинин-Путин - это  выбор  не  президента, а пути

 

 

   Специфической  особенностью  нынешней предвыборной президентской  кампании   несомненно является  то,  что  в освещении ее  оживилась тема, не  отличавшаяся  популярностью  прежде, но   являющаяся  важнейшей   для  каждого  государства, претендующего  на  ранг   цивилизации  -   тема элиты.   Это  оживление  в первую очередь связано, конечно  же, с  появлением    среди  претендентов  П.Грудинина,  кандидата,  решительно,  а  по некоторым  вопросам  категорически,  отвергающего   внутриполитический курс ныне действующего президента. Сам  П. Грудинин  пока эту  тему  своим  вниманием не  балует,  но  это  только  пока,  поскольку  двадцать  его  шагов ,ориентированных  на  социальную  справедливость,    так и  останутся  на  бумаге, если в основу  задуманных   им  преобразований    не  будет   положено решительное, категорическое    изменение  всех  наших    взглядов  на  элиту.

     В самое   последнее  время  появился    ряд публикаций,  так или  иначе  затрагивающих  тему  элиты,  среди которых есть  смысл   выделить   серию статей  на  принадлежащем  газете   "Завтра"  ресурсе ( авторский  блог  Александра  Халдея) . Это,  скорее всего,  псевдоним.   Не  исключено   даже,  что    целая  группа  учителей-жрецов-магов    за  ним притаилась .  Круг обсуждаемых ими вопросов    достаточно широк,    все     они,  в  конце  концов,  пусть по-разному, но  замыкаются    на тему  элты.

  От  некоторых  положений  А.Халдея (А.Х.)  я  и  буду  отталкиваться  в этих заметках.     Кое- что   воспроизведу и из  своей статьи    2007  года.  

   Текст   получился  длинный.  Для  начала  можно  ограничиться заголовками  главок. Затем  можно  попробовать  читать отдельные  главки   и  даже   в любом порядке.

  Вот  список  заголовок:

 

1. Мотивация  идеальная и  материальная -  подвижники  и жлобы

2. Не  только  маргинализация, но и  вырождение

3. Соблазн  своекорыстия  и житейский  идеализм

4. Реален  ли  житейский  идеализм П. Грудинина

5. П.Грудинин -  это  не  смена  "пилота", а  смена курса

6.Идеология  самоограничения - как альтернатива

7.Слиться с обществом, но при этом не раствориться  в  нем

8. Средний  европеец -  опасность  рецидива

9.Русский  идеализм и элита

10. "Элитизация"  элиты

11. Вырождение   социума - как следствие "элитизации"  элиты

12.  От " элиты "  -  к  элите  пророческой

13. Концепция  эволюционирующей элитарности А.Дугина

14.  О  российском  опыте  новой  идеализации

15.Г.Моска,  москитианство и москиты

16. Москитианство  мутирует

17. Былая  двусторонность   русской  элиты   и   склонность   к  элитарному  поведению

18."Люди  воздуха"  - менеджментские    грезы  А.  Неклессы

19. А.Неклесса  и...  методология

20.Переход  к  новому  стационарному  состоянию   или все-таки неравновесность

21. Где  Россия -   в  низу  или в основании?

22.Современное  содержание  роли личности  в истории

23. В  тупике   внешнего   управления

24. Рост  коммуникационности  — как  следствие  удаления  от  равновесного состояния; крест   элитарности

25. Резонанс, вызываемый   разнообразием.

26.Фундаментальный    принцип   самоуправления.

27. Из  тупика  равновесного  управления   в  тупик  гностицизма

28. Жуткие   экстраполяции   А.  Неклессы  и   этическая  нетривиальность  человечества

29.   Элита   и цивилизационное  творчество  России

30.  Не объяснять  российскую реальность, а  попытаться разобраться в ней.

 

 

 

1. Мотивация  идеальная и  материальная  -      подвижники  и жлобы

 

        Характеризуя нынешнюю российскую  элиту,  А.  Х.  говорит прежде  всего  о ее   маргинализации  -   о  ее  стремительном  превращении     из нового  авангарда  общества (    считает, что еще в   2010 году  ее  можно  было  так  называть )  в "маргинальную секту". Речь  идет   именно   о маргинализации, под  которой  вполне   можно  понимать    фактическое сосредоточение в  этом образовании  публики, отцеживаемой  из  социума   по отнюдь   не элитарным  признакам.  Неэлитарным , естественно,   в  каноническом  понимании   человеческой элитарности, когда   движение  духа, а не  плоти, мотивация   идеальная, а не  материальная  оказываются    определяющими.Процесс,  описанный  у. А. Х.,  как  раз   и является  результатом  переноса  центра  элитарности  на  материальное, и   именно в этом смысле  его  можно  и  нужно  назвать  маргинализацией.  Среди  тех , кто получают  возможность   властвовать в социуме  или  влиять  на него в  первую очередь, оказываются не герои, не подвижники,  не праведники,  а  жлобы,  выжиги  и штукари  -  преимущества  получает  публика, с вызовом   отвергающая идеальное.

       Этот  процесс можно оценивать  с    разных  позиций. Можно, например,  рассматривать  его  как результат утраты  идеальным      влияния      в  самом  обществе .Оно  деидеализируется, элита накачивается  маргинальным  элементом,  ее назначение,  ее роль  качественно   меняется.  Но  она   при этом   остается верхушкой   общества     и  от  своих   обязательств перед  ним демонстративно не  отказывается  -  они лишь   утрачиваются, поскольку        доля  жлобов   в   элите   растет.

    С  таких  позиций  маргинальные  изменения   в  элите     можно  оценивать как  естественные, неизбежные,   сократить  претензии  к ней  и    даже  вести  речь об  определенных  достоинствах  ее: вот,  разобралась в идущих процессах,    отмобилизовалась, сбросила  "ненужный  балласт"(  идеальные  иллюзии),  обеспечила  стабильность  социума... Тогда  ничто   уж не  мешает , и называя этот процесс   маргинализацией,  прикидывать пути и средства, которые позволяли  бы такой элите    и  впредь выполнять  стабилизирующую роль в обществе .

 

   2.  Не  только  маргинализация, но и  вырождение

 

    В одной из работ А. Х.   ситуация в  российской элите  поначалу приблизительно   с таких  позиций, кажется,   и рассматривается.  При этом  подчеркивается, что  в  безнадежно маргинализированной  российской элите все еще  сохраняются  личности достойные,    и  первым   называется  действующий  президент -  именно  он,  получается,  удерживает  эту элиту, а  значит  и общество   в относительно  устойчивом  состоянии. Но, поскольку    весной 2018   В. Путина выберут   в последний  раз,  удерживающий  потенциал  его  начнет  стремительно уменьшаться    -  его  перестанут  нахваливать, и  рост претензий    персонально  к нему  после  марта  2018  будет  неизбежен.    А   то недовольство,  что  сегодня время от времени  в той или иной форме  высказывается обществом элите будет трансформировано    в  открытое недовольство  президентом.

   Экстраполяция  российской  ситуации  на ближайшую   перспективу    не  могла,  таким  образом,   не  оставить  без  внимания      тему    теперь  уже внутреннего   перерождения  элиты. Когда имеет  место  не  естественная утрата ею ответственности      за общество,  а  сознательный  отказ    от  всякой  ответственности. Когда  наряду  с  маргинализацией  идет  процесс  вырождения, когда  элита, в  конце концов, сама и  облачается  в  кавычки.

Два эти  процесса   трансформации элиты(  по  истокам   своим   внешний  и  внутренний)      у  А.  Х.  явно не выделены.  Но   к  концу  статьи   термин  маргинализация  все больше  и  больше  насыщается   смыслом " внутренняя  деградация",  "вырождение".   Ее   маргинализация      оказывается   и  следствием   вырождения.

Маргинализация   и  вырождение...   В  противопоставление  двух этих терминов при  описании  ситуации   с  российской  "элитой " нельзя  видеть  одно  только  терминологическое  занудство. Если  два  эти   термина здесь  и противопоставлены, то  только  потому,  что  есть  уверенность:     вопрос об  элите, ее качестве   станет,  начиная  с  президентской  кампании   2018  года ,  главным, контролирующим    вопросом   внутриполитической  жизни  России. И потому  обстоятельное,  с разных позиций  исполненное описание  процессов формирования и развития  элиты    будет  не просто востребовано,   а  окажется  крайне необходимым. И в  том  случае, если   в 2018  году смена высшей  власти в России   произойдет,   и в  том  случае, если  процесс    такой  смены  будет  лишь  запущен.

  3.     Соблазн  своекорыстия  и житейский  идеализм

        Перемещению проблемы  элиты   в  центр  общественного  внимания  во  многом   будет  способствовать   то  обстоятельство, что,  впервые в  борьбе  за высшую власть  сойдутся ( в  первом туре  пока  заочно)  не    столько   политические  программы, сколько  две  силы -  жлобская,  которая на протяжении  почти  тридцати лет насиловала  великую  страну,  и  подвижническая, дремавшая  на  задворках общественного  сознания все  эти   годы  и вдруг  внезапно  в год  юбилейный  для  Великой  Русской революции  пробудившаяся.  В  этой  очнувшейся   силе если  не  реализовалась,  то  во  всяком  случае  ожила  идея  служения  другим ,  единственная из  идей,  достойная   называться  элитарной. И  сблизились  в  этой   силе  те,  кто сумел   преодолеть  в  себе соблазн   своекорыстия.

   И  Ю.Болдырев, не поддавшийся  этому соблазну  еще  в  90-х, во  времена,  когда его  шансы  на стремительное  продвижение  к вершинам  власти значительно  превосходили  тогдашние  шансы  В. Путина.

  И  Г. Зюганов,   в полной    мере осознавший, кажется, наконец, все  "прелести"  бытия  в  качестве  руководителя   карманной оппозиционной  партии.

  И  те   из  русских   националистов,  что    в своем  служении русскому   народу, переступив  через  среднеевропейский, подчеркнуто   жлобский идеал  национального государства,  обратили  свои  взоры   к   отечественной традиции национализма,  основанной  на  цивилизационном  служении.

   И, наконец,  Павел Грудинин, делами, поступками  своими  вознамерившийся  объявить   войну самому тяжелому (  смертельному  для   человеческой  цивилизации) соблазну  - ничем не стесненному,  рефлекторному   потреблению.

   Подтолкнул  европейскую цивилизацию   к такому   потреблению, увы,   протестантизм,  редуцировавший идеальное  в  христианстве,    потеснивший  его. Именно протестантизму  обязана  Европа   и  сегодняшним   своим  материальным  благополучием, и  уровнем деидеализации,  утилитарности сознания. Налакавшись  за последние  неполные тридцать   лет   европейского  материального  благополучия,  Россия    заспешила за Западом  и  в части  деидеализации  сознания. А  власть  жлобов, хорошо  понимая,  что , только вытоптав  русский  идеализм,  только ожлобив нацию,  она   сможет    оставаться  властью  в России,   разжигала  в  социуме страсть  к  потреблению   всеми  доступными  для нее  средствами.

    Понятно,  что  в  этих  условиях   нешкурные, идеальные  мотивы  поведения  воспринимались   как      литературная  блажь.  И  это   в  лучшем  случае.  Обычно же люди  с  такого   рода побуждениями    либо   зачислялись   в   разряд   городских  сумасшедших ( А.  Х.  использует  именно  такую  терминологию   в  одной   своих статей ) ,  либо   в их   действиях начинали   разыскивать  хорошо  упрятанный,  понятный и естественный, шкурный   мотив.  Очевидно,  что даже  элементы   идеальной, участливой   мотивация  в поведении  предпринимателя -  жлоба, казалось бы,  по  определению  -

будут  рассматриваться  не  просто  как  болезненный  вывих,  а  как    варварское   покушение  на  основы   мироздания. И   деловой  человек,  который,  владея  почти половиной акций  хозяйства,  вдруг отказывается  от  индивидуального  пользования   своими  доходами и предлагает остальным акционерам, ограничив таким  же  образом  свое  потребление,  весь  доход  хозяйства   пустить  на  общественное, доступное  в равной  мере    каждому  потребление ,  -  такой   деловой человек  для  власти,  заточенной  исключительно   на  охрану  своего  права    оставаться   жлобской,   превращается  в  смертельную  опасность.   Даже,   по одному  факту  своего  существования  он  становится   такой  опасностью . Что  же  говорить  о  ситуации,  когда он оказывается  в бюллетени  на выборах  главы государства ,  то  есть  представляет  уже  не  себя странного, а  странную и  непонятную  для  жлобов  силу  в  обществе  - силу,  готовую   поставить  на житейский   идеализм.

 

        4.  Реален  ли  житейский  идеализм П. Грудинина

 

    Насколько реален  этот  житейский   идеализм   у  самом Павле Грудининине ? Именно  этот  вопрос    по  существу   и  был  главным  все    последние  дни - начиная с  ТАСС-овской пресс-конференции. И  можно  считать ,  что  в  первом  приближении П.Грудинину   удалось   отбиться   от  попыток   затолкнуть  его  в  ложу   беспробудных   миллиардеров.  Но   только   в первом  приближении, поскольку   этот  его    идеализм,  скорее   всего,  как  и  у  всякого  нормального  человека, вовсе  не  априорная  установка, а  приобретение, результат критической   самооценки ,   и  потому  поводов  усомниться  в  безупречности  его  помыслов  будет  отрыто  еще  предостаточно  -  не  на один  десяток  "Лайфов" хватит.  Главное,  чтобы  сам  он  не польстился   на   реакцию пассивную,  в  варианте  "  собака лает-  караван   идет"   и  отвечал    усомнившимся лобовой атакой:  четко, по существу  и без утайки. А  точку  во  всей  этой  истории  с миллиардами- счетами -акциями-паями   он  поставит  сам,  уже  из  президентского  кресла. Когда  инициирует закон  о  независимом   парламентском расследовании  и потребует,  чтобы  первое такое  расследование   в России  было  проведено  в отношении его  самого.   

 

5.  П.Грудинин -  это  не  смена  "пилота", а  смена курса .

 

    Главные  же     надежды  противников   кандидата  в  президенты Грудинина  П.Н.  будут, по-видимому,  все-таки   связаны  не    с финансовыми его огрехами,    а с таким   убойным   аргументом, как  "Россия-  это  вам  не  совхоз  на  МКАДе ". Именно  к нему,  по крайней  мере,  уже  дважды обращался  А. Х.,  увы,  не   пожелавший связать   с     выходом   П.Грудинина   на федеральную   политическую арену   возможность   формирования властной российской элиты  с  идеальной мотивацией.

     Так ,  в  одной из статей   в  качестве   модели противостояния  Путин -Грудинин   им  используется  ситуация  в  самолете, летящем,  скажем, в Краснодар, когда  обнаруживается, что  экипаж поменял без  согласования  с  пассажирами  курс  и летит теперь, например, в Биробиджан. И  пассажиры  предлагают заменить командира на одного  из  своих рядов - человека достойного  и праведного. Модель эта,  подкрепленная еще  и экскурсом  в  психологию,  звучит  очень  убедительно,  но  ситуации она  не  адекватна. По той  простой  причине, что  рассматривает   В.Путина,  как  управленца универсального, постигшего  глубины управления, освоившего его высоты. А он,  увы,  качественный управленец  лишь  одного  направления  -  на  Биробиджан. И, кажется,   помимо  своей воли любой  курс  разворачивает  именно  туда...  Потому   не модель  смены  пилота ,  а  лишь   модель смены  курса  будет  здесь  адекватна  ситуации.  А  в рамках  такой  модели  они - оба  неумехи. Только В. Путин  - неумеха  безнадежный,  принципиальный,  а у П. Грудинина   все-таки есть пусть  локальный,   но опыт  движения   на  Краснодар.

        Модель практически    такого  же  уровня неадекватности используется  А.  Х.   и в  другой статье , где В. Путин   представлен  изощренным  и  хитрющим    стратегом,  просчитывающим тысячи  вариантов , в  том  числе  и все  те,  что  предлагает  ему   сонм  советчиков ;   и  двигающимся  вперед   без  резких  движений  ,осторожно , на ощупь ,  по-саперски, ползком. Да,    лет  десять  тому  назад     такую  модель  вполне  можно  было   признать  адекватной, и я ,например,  ее  достаточно  долго  использовал.    Но  за  последние  десять лет   мы  вползли   в  ВТО,  освоили  азы   ювеналки, восславили  пи...ров на главной  сцене  страны,   измордовали Академию Наук,  надругались  над  российским  просвещением  и    здравоохранением...  Увы,  но   все это   уже невозможно  связать  с  какой-либо  осторожной  стратегией "вставания  с колен".  Это  уже  даже не  ерзанье, не  топтание   на  месте  ,  а  безвольное сползание   в  никуда,  пинками   всесильных жлобов   регулируемое...

 

6.Идеология  самоограничения - как альтернатива

 

       На сегодняшний день ,  может  быть,  еще и   не  очевидно, что  в  президентской  кампании  2018 года   сошлись   не  партийные  программы,  а  две  несовместимые  друг  с другом  силы. Однако,  ожесточение  и беспардонность , с которыми господствующая  сила  будет  давить появившегося  "неизвестно откуда"  конкурента, будут нарастать, скорее  всего,  с   таким  ускорением, что это  обстоятельство   незамеченным не  окажется. Но  и тогда  сопротивление   смене  действующей  власти  нельзя  будет  сводить к    административному  ресурсу  последней и   только  интригами   Старой   площади  объяснять     вполне  вероятную  победу  В.Путина  над М. Грудининым    в  первом   туре.  Сейчас   не  96 год ,   и  тому,  что  будет отстаивать  на  выборах   команда  Грудинина-Болдырева,     противостоит   не  только действующая  власть, но  и немалая   часть  общества, умело  за  последние  20  лет   переориентированная властью  на     ценности, прошедшие  ... евроремонт. Да,  в   марте  стране,  действительно,    будет  дан  шанс... выбрать  не  столько  президента,  сколько  путь. И  ответить на  вопрос  истории: быть  или не  быть Росиии-цивилизации. Однако  она  им именно в  марте, скорее  всего,  не  воспользуется . Но    даже  если и  воспользуется,  то это отнюдь  не  будет  означать  поражения действующей  ныне    власти,  а  лишь  станет    началом  сложнейшего и  далеко не короткого  этапа   противостояния   ее  жлобской   идеологии.

          Конституция оказалась  невыполненной  у  нас   не  только  в  части    социальных  обязательств   государства, но  и  в  части  запрета  какой-либо   идеологии. Провозгласив  последнее,  власть  тем не менее  мобилизовала  все   свои ресурсы , и  материальные  и  административные,на то,  чтобы создать  сверхблагоприятные  условия  для  распространения  в  российском   обществе  самой    примитивной   идеологи -  идеологии   рефлекторного     потребления.

 

    Вот   почему, все замыслы    команды П. Грудинина и в случае  его победы  так   и  останутся  розовой  мечтой,  если   уже  сегодня  не  начать    готовить  альтернативную   идеологию. И  структуру, которая  создаст  условия  для ее  распространения  и укоренения. Это  будет в основе  своей   идеология  самоограничения, то  есть распространения и   укоренения   житейского  идеализма  как  реальной  формы  межчеловеческих отношений.

    Сближение  таких двух  несовместимых для  сегодняшнего   нормального  мышления    понятий, как идеализм и реальность, предельно  усложняет   эту  задачу -  решение ее потребует  мобилизации  всех   конструктивных  интеллектуальных  сил.

Независимо от  того , с  каким  результатом   финиширует   П. Грудинин на президентских  выборах,  он  откроет      кампанию  разработки  такой  идеологи. Он,  собственно,  ее  уже   открыл, предъявив российскому миру  свой  индивидуальный   опыт  сближения  идеального  и реального. Болдырев  Юрий Юрьевич,  сыграл  здесь, конечно   же,  решающую  роль - он   создал  условия для  возможности  перевода  локального  грудининского  опыта  в общероссийский  -  для  перевода   фантастического исключения  в  реальную   норму.

 

7.Слиться с обществом, но при этом не раствориться  в  нем

  

        Эта  идеология   должна   нести  в  себе  и  идею  другого    сближения   -  сближения  элиты  и  социума,  ликвидации    зловещего  разрыва    между  ними.  И  здесь    главная проблема будет, видимо,  связана   с тем, что   сегодня  от  элиты  потребуется  не только     развернуться к социуму,  встать  на путь  служения  ему  и  признать  свою  ответственность   за  него  -  она  должна  будет  коренным  образом  изменить саму  форму  влияния  на  социум . А  если  конкретно:  от   управления  обществом  элита  должна перейти к  организации   его  самоуправления.  То  есть фактически должна     будет слиться  с обществом,  но  при  этом  не  раствориться  в  нем. Столь  экзотическая  задача  возникает в  связи с  тем,  что  состояние  неравновесности, которое  случалось  раньше  лишь  в  периоды   социальных  потрясений  революционного  типа,  ныне   в условиях  фантастического  нарастания  скорости   информационных  потоков становиться    ординарным  состоянием, что  и блокирует   все  равновесные формы  управления. То же    противостояние  элит и  контрэлит,  завершающееся  обновлением управляющей элиты,  перестанет ( уже  перестает)   быть  стабилизирующим  фактором  и ,увы,  будет  сводиться   к    злобной  грызне. Попытки  управления  социумом  извне   все   чаще и чаще  будут  обнаруживать   свою беспомощность .И никакие  изыски  методологов   не  восстановят   роль  равновесных  схем  управления,  даже  если  будет    все-таки предпринята  реальная   попытка  завязать  Россию  в     цифровой  узел.

          Только  самоуправление.  И   ; элита  служения в основании  этого  самоуправления.    Та  самая,  которую  А. Панарин   называл пророческой. 

 

   8.  Средний  европеец -  опасность  рецидива

 

    Все, что   связано  с  разработкой   российской  идеологии,  окажется  чрезвычайно  актуальным,  если П.Грудинину  удасться  отвоевать  президентское  кресло. И прежде  всего  потому,  что  его  личный опыт  сближения  идеального  и  реального   опирается,  судя  по  всему,  отнюдь   не  на  развернутую  систему идей , а,  скорее, на какие-то   интуиции  нравственного  характера .

   И  есть  вещи, которые настораживают. Например , в  школе  его, если  судить   по  фильму  о ней,   литература  и  история  приоритетными  предметами, похоже, не  являются...   Слишком  уж   учтивы и  его  реверансы  в адрес  северо-западной  Европы... Скорее  всего, представления о  России как  о  цивилизации,  о  необходимости  для нее политики  разумной  автаркии  не  относится  к  числу   первейших  идей  П.Грудинина. И,   следовательно,  существует  опасность,  что вместо  одного  среднего европейца  с  размахом  от   Лиссабона  до  Владивостока  мы  в президентском кресле  можем получить пусть    социально  ориентированного, но    все  равно   среднего европейца -  скандинавского  разлива...

Такая  опасность  реальна. Поэтому  и  придется обратиться  далее к  вещам, на  первый  взгляд  весьма далеким от противостояния  Грудинин-Путин.

 

9.Русский  идеализм и элита

Всякая   вспышка идеализма такого  уровня, как  во  время     Великой  Русской революции, неизбежно  сопровождается  столь  же    массовыми  выбросами      человеческой   низости,  которые,  в  конце концов,   и   определяют  общий неутешительный  итог…И  если  Россия все-таки  устояла,  сумела перенести    катастрофические  перегрузки,  что  неизбежны     при  таких  сокрушительных, обвальных   падениях, как  1991  год, то  подыматься  и укрепляться она   будет,  сосредотачиваясь  все  на  том  же  идеализме — другие  варианты на  наших  бесконечных  равнинах  просто   невозможны.    Успех  же  в   ее  второй   попытке   явить  миру,если  не  идеальное, то относительно  совершенное  общество, удет  во   многом  определяться  соотношением   стихийного  и  сознательного в  этом  сосредоточении. Возобладает ли  архетипичское,   как  в  первой   попытке …  Или  на  этот  раз  оно будет  обуздано и   укрощено   архитепическим  —  тем,  что нашло  свое  воплощение   в  вершинных  творениях национальной   и  мировой   культуры, в выдающихся  проявлениях человеческого  духа.  Ответ на  этот  вопрос,  замыкается, в конце концов,  на  проблему   элиты.

10. "Элитизация"  элиты

В   опубликованной еще    в 2001 году   статье  “Народ без элиты: между отчаянием и надеждой»,  А.С.  Панарин ,   характеризуя  постсоветскую  российскую  элиту,    попытался   прежде  всего    привлечь   внимание  к  ее не национальной  ориентации.  Эта,  явно   не  элитарная,  не аристократическая  а,  скорее,  плебейская мировоззренческая   ориентация     на все     среднее,  что  уже   состоялось и  укрепилось      в  европейской  цивилизации,   и нашла выражение   в     безоговорочном принятии российской  элитой   установок элиты мировой, которая после  разрушения  СССР сочла, наконец,    возможным      отказаться   от  своих  социальных  «обязательств», сложившихся, и  под  немалым  влиянием  Российской  революции, за  20 век. Такой  отказ   не  может  не  приводить    к  автономизации  элит:   они теряют свое  прилагательное  начало  — перестают  быть элитой  чего-то  (народа, нации) и  превращаются  в  некое   наднациональное самоопределяющееся,  самоценное   образование.

11. Вырождение   социума - как следствие "элитизации"  элиты

Синхронно   с      отказом   элиты  от  служения   чему-то ( то есть   в связи с превращением  элиты   в   «элиту»)  разрушается, как  считает  А. Панарин,  и механизм модерна, «связанный с воспроизводством на массовом уровне достижений элитарных творческих групп». Отделяясь   от  идеи  служения, становясь    «элитой»,  она утрачивает   свое просветительское,   воспитывающее  начало  и  превращается   в  итоге    в  носителя  начала   беспорядочного,   развращающего,  ориентирующего   исключительно  на  потребительские  ценности.   Она,  если  угодно,    снова   становится  элитой,  но  уже    в   ином  общественном  движении­—«из сферы труда в сферу досуга, из творческой напряженности в гедонистическую расслабленность».      Общий  же  итог  этого    отщепления элиты от производящей  ее  субстанции и   превращения    во  вполне  автономный  атрибут  социума   выглядит у  А. Панарина   вполне  зловещим.  Вырождение  элиты   запускает процесс  вырождения  общества - так формируется  особый,  покинутый   элитой мир,  названный   А.  Панариным     четвертым. 

А.  Панарину было  ясно,  что   разрушение  Советского  Союза, «победа» Запада   в  холодной  войне  понималась  «победителями»  как «реванш  ... экономического начала над социальным».  Этот нетерпеливый  отыгрыш  мирового  сообщества  в  прошлое,  с  одной  стороны,  вне  всякого сомнения,  лишь подчеркивал  ту  выдающуюся   роль,  что  сыграла  Русская  революция  в  мировой истории, настроив   всю  цивилизацию на необходимость  самоограничения, подтолкнув   ее на этот  путь.  Настроив  одним  только тем,  что  она  состоялась.   Но  в то  же   время   отыгрыш   представлял  собой   сущностное  переосмысливание   ­ сложившихся  социальных понятий— перетолковывание   их на  основе неудачи   великого русского   социального   эксперимента.    Так  обездоленность стала  обретать  черты  понятия  не  столько  социального,  сколько  рассового,  обозначающего  «неисправимую ментальность тех, кто обездолен».

Сдвиги подобного   характера,   по мнению А. Панарина,  не  являются  случайными,  а предопределены тем, что в парадигме  прогресса(  как  в  большевистском  варианте, так  и  варианте современного  глобализма ) возобладал дух ницшеанства,  «сам прогресс заражен этой мотивацией сверхчеловека — безжалостным титанизмом…»,  а  «языческий восторг перед силой и эффективностью»   стал  психологическим ядром прогрессистской морали».

12.  От " элиты "  -  к  элите  пророческой

А. Панарин   допускает возможность активного  противодействия складывающимся   тенденциям   со  стороны  тех, кто обречен на  положение туземной  массы,  и  все  свои надежды  на  этот  счет  связывает исключительно с  Россией.  По  его  мнению,  возвращение    к  биполярному   миру   предопределено: « Те, кого великая религиозная традиция сострадательности к “нищим духом” обязывает не верить естественному отбору и торжеству сильных над слабыми, сосредотачиваются в России и будут сосредотачиваться вокруг нее.»  Именно   из  этого он делает  вывод о  неизбежности   появления,  причем  именно  в  четвертом  мире,    новой    —  пророческой ­—   элиты, с  совершенно нестандартной   задачей— «формирования нового ценностного кодекса эпохи, альтернативного кодексам прогресса». Элиты, которая воплотит в  своей   деятельности   идею «альтернативного глобализма» — глобализма «демократических   низов».

Как видим, истинная - пророческая -   элита  в представлениях А. Панарина   не отделима от «великой религиозной  традиции».  Это  сближение  не носит  у  него случайный   характер,   оно  несомненно   является основополагающим— мировоззренческим —  сближением. О  чем  и  свидетельствуют  его суждения о  путях преодоления  современного   «натиска агрессивной чувственности».

Он  приходит  в  этих  суждениях к  поразительному,  уникальнейшему   результату  — обнаруживает  воистину глубинную   взаимосвязь  науки   и веры:    «Я склоняюсь к достовернейшей из всех гипотез – к тому, что чувственность, взыскующую истины, а не обман, формирует религиозная вера. Только она даёт нашей чувственности мужество и готовность открыться правде. Здесь лежит глубочайший парадокс культуры: для готовности воспринимать объективную истину нужна вера; таким образом, верующий тип сознания является социокультурной базой науки…»  Вера —   как  необходимое условие научного знания…   Религиозная вера… Доходящая   до религиозности вера …  Примат  идеального …

Последнее  и  становится в    представлениях  А. Панарина  тем  камнем,  на  котором  только  и   может    выправить  себя   под  элиту   любая  из   претендующих  на этот  статус   «элит».

 

13. Концепция  эволюционирующей элитарности А.Дугина 

 

Переопределение смысла   элитарности,  вырождение   элиты. По  началу может  показаться, что именно  этот   теоретический  результат   А. Панарина   и    имеет  намерение  обосновать  А. Дугин в  своем обзоре    по  теории элит   ,  показывая, как  при переходе от  традиционного  общества  к  сословному, а  затем и к классовому  идет   нарастающая десакрализация элиты,  связанная   с   деиерархизацией общества , с   переходом от превосходства природного к  превосходству  заслуженному . При этом  деидеализируется ( в классовом обществе  полностью) сам принцип  дифференциации общества  -   все определяющим   становится   примитивнейшее «обладание   средствами производства и прочими материальными богатствами». А. Дугин    приводит   большую цитату  из  "Коммунистического Манифеста",  свидетельствующую  о  тотальной,  хамской    деидеализации  при капитализме  всех  без  исключения   форм   межчеловеческих  отношений. Этот   итог был  виден   в  19-ом   веке единицам.  Сегодня, после   крушения социального  эксперимента в  Советской  России  безидеальность  постепенно   становятся   нормой  и   отражает       безусловный ,  а   может  быть, даже желанный, итог  европейского   цивилизационного  процесса, который   высвободившись, наконец,   из-под  сдерживающего, тормозящего бремени российского  социального идеализма,   уткнулся  в свой  последний   предел — затих  в  безмятежном  и   сладостном потреблении.

 Но в    своей  концепции   эволюционирующей  элитарности  А. Дугин, увы,    не склонен,  похоже, оценивать   деидеализацию  в качестве  процесса  контролирующего,   то есть  создающего   главное, требующее  разрешения   противоречие.   В   его   интерпретации процесс этот выглядит   естественно  и   предопределенно.  Идея    же перехода  к   бесклассовому обществу  воспринимается  им   как   идея  завершения  десакрализации,  полного выравнивания общества,  уничтожение  сложности  в  нем.  Он  цитирует  авторов  коммунистического  манифеста,    но  словно  не замечает   пафоса   этого  документа.  Буржуазия  целенаправленно  уничтожает  всякую   идеальность  —  кричат  авторы   манифеста.   Уничтожение идеальности (носителем  и  хранителем   которой   всегда  была   элита  ) —  естественный  и  неизбежный   процесс  —   слышит А.  Дугин.  И, увы,  только это.

14.  О  российском  опыте  новой  идеализации

В пределах   конкретного и  осуществленного  в  20-м  веке   опыта    социализма некая вырожденческого типа  эволюция и  имела  место.  Компартия и в  самом  деле  мыслилась   как  социально-политическая элита при  переходе к бесклассовому  обществу,  как структура в высшей степени   идеализированная.  Как та,   пусть тончайшая,  но несущая  в себе колоссальный   заряд идеализма прослойка общества,  практическая  деятельность  которой  при определенных  благоприятных  условиях могла бы   стать  и для  всего общества мощнейшей   прививкой   идеального.  Она   такой прослойкой   во  многих    отношениях и  являлась в России  как   до  захвата  власти,  так  и  в первые  годы большевистского  правления. Но  эта задача—  задача  выделывания  в  обществе  идеального — не  была как следует  проработана.  Прежде  всего   теоретически. Именно  отсюда  пренебрежительная   политика  в отношении христианства ­—  несомненно самой  мощной  и  самой  эффективной   школы идеального. Отсюда  же порочная ,  допускающая возможность резкого качественного  скачка в  совершенствовании межчеловеческих отношений,  идея  классовой   морали.  Это  и привело  к  тому,  что большевистская,   идейная  по  замыслу  элита   довольно-таки  быстро  выродилась —  превратилась в достаточно жалкую  корпорацию, принадлежность  к  которой только  и  обеспечивала , что потребление  чуть  выше  средней  нищенской  нормы. В  немалой  степени  вырождению способствовала и совершенно  безумная,  осуществленная после  Ленина массовизация компартии  (попытка  создания массовой(?! ) элиты).

А. Дугин не останавливается  на  этих  моментах.  Он оценивает  имевший место  в России опыт  социализма   как  единственно возможный  и не  ставит   вопрос  об  особой элите,   формируемой  не  на  кастовой,  не на  сословной, не  на  имущественной  основе,  а  на основе    ценностной   шкалы,   выстроенной на безусловном  признании приоритета идеального перед  материальным, а  следовательно,  и на  основе  принципа  личного  самостеснения.  Только  на  таком  фундаменте бесклассовое  общество в общем-то  и  может остаться  обществом  —  не  превратиться   в   стадо.

15.Г.Моска,  москитианство и москиты

Переход элиты  в  «элиту» для    А. Дугина, судя  по  всему, безусловен,  необратим  — где-то  на  уровне фундаментального  свойства   бытия. Поэтому нет у  него  суждений о   восстановлении  связи  элита-социум,  уничтоженной  буржуазией,  а  в  заключительной  части  своего  обзора он  всецело концентрируется  на  статус-кво —  на рассуждениях об  элите,  переставшей  быть  прилагательным  к  чему  -либо  и  ставшей «элитой»  как  таковой —  автономной, свободной  и  вольной  . Поэтому в  качестве  итога   развития    и  появляется у него  (  в  полном  соответствии  с   толерантнутым  мышлением нынешнего   века)  некая   механическая смесь  из  рудиментов всех  существовавших  прежде   элитарных форм.

Эта  смесь   и  предлагается  в  качестве  главного объекта осмысливания. А.  Дугин    оказывается  здесь, видимо,  под  сильным  влиянием  концепции  итальянского  социолога  Г. Моска,    в  которой основная  смысловая   нагрузка  переносится  с     элиты  на   политический  класс— на понятие,  в  котором   концентрируется общая специфика  всех  типов  элит,   как   исключительно  правящих и господствующих образований,  но  не  имеющих  никаких связей  с  массой,  не  несущих  по  отношению  к ней  никаких  обязательств, то есть,   фактически,  не  элит,   а «элит».

 По  существу Г. Моска  постулирует  автономность  существования   элит,  что  для  его  времени  ( он   умер  в 1941 году), может  быть,  и  было откровением—  смелой   и  дерзкой   констатацией  «конца  истории»,  описываемой  в классических   координатах  масса-элита.  Но  идеология автономности  элиты  сегодня  явно теряет   свою  былую  адекватность.  В   том  смысле,  что к  концу ХХ  века,  и  во  многом благодаря  обвалу социалистической  системы, стало постепенно   проясняться, что элита,  высвободившаяся  из-под  обязательств  перед  массой,  перестает  быть  и  фактором  развития,   и  даже  фактором устойчивости   социума. По  существу никто,  кроме Александра Панарина,  на  эту   тему  сколько-нибудь  серьезно  не размышляет.  И  А. Дугин  и    те, на  кого он  ссылается  в  заключительных  частях  своего  исследования,  оказываются  убежденными  москитами —  признающими конец  истории  элит и соглашающимися  с  началом  истории  «элит»,   или политического  класса.  

Очевидно,  что как раннее, так  и  позднее (современное) москитианство весьма  и весьма  привлекательно.  «Элиты»,  сконцентрировав  в  своих  руках  запредельные  средства,  и  в  самом деле  представляются   судьбоносными  субъектами   истории,   а  раз  так,  то  и   развитие последней ( или  ее движение  по  кругу)    вполне   может  быть до  поры  до  времени  описано  в  таких терминах   как  «баланс элит», «правящая элита» «контрэлита», «антиэлита»,   «потенциальная элита», «неэлита». Эта  терминологическая  изысканность,  прикрывающая     тривиальные   и не только  тривиальные  политические   интрижки  " денежных  мешков",  конечно же, создает  иллюзию  полной  адекватности развиваемой  концепции— это вам  не  какой-нибудь  примитивный «золотой  миллиард»   в  паре   с  остальным  деревянным  быдлом. Но Александр  Сергеевич Панарин находил в  себе   мужество  утверждать,  что  это  все   до  поры до  времени.  "Быдло"   всегда  просыпалось, в  конце концов.  Может  проснуться   и  еще  раз.  Кто  же  разбудит его — какие-нибудь   новые декабристы  с  Герценом  или какой-нибудь   Бен   Ладан  с арабчатами  из парижских предместий —это  не  принципиально...   

16. Москитианство  мутирует

      Правоверным   сторонником  москитианства  предстает   в одной из своих работ  и А.Х. . Элита  у  него, конечно  же, - "элита", то есть образование   достаточно    отстраненное   от   проблем  социума, автономное     и  самодостаточное .  Оценивая элиты,  он вроде бы   не сводит  признаки  элитарности  к  положению   во  властной  иерархии  и  готов  согласиться, что  элита -  "это лучшие по интеллекту, таланту и компетентности".   Но  в  то  же  время      это у него  -   люди   с "сильным притяжением к власти",   со   стремлением    влиять и властвовать. Им  признается,   что  качественные  элиты создают пришедшие  к  власти   "аристократы   духа ".  Но  в  то же  время  изготавливается  что-то   в  высшей  степени   странное   из  гумилевских  пассионариев   и  субпассионариев.  Первые, которых   и  следовало  бы  отнести   к  аристократам  духа,  загнаны  в  недоэлиту,  а  вторые, особи    с исключительно  инстинктивной   мотивацией , те,  пассионарность  которых   сам Гумилев  относил  к  отрицательной, наделяются  способностью формировать  "новый политический язык"

Зачем  понадобилась  А. Х.  эта   инверсия   смыслов  в  паре  пассионарии-субпассионарии    не понятно. Возможно ,  это связано  с  тем,   что    такие свидетельства  духовного  аристократизма,   как  склонность  к  идеальной, а не инстинктивной   мотивации в поведении ( а ведь идеология  служения  социуму  как  раз  на  идеальной мотивации  и  держится )  ,  А.Х.  просто   не  рассматривается в  качестве заслуживающих внимания  особенностей.   Служение  социуму ,  судя  по всему, не  является   у  него сущностным  качеством  элиты.  Поэтому и  проблема удерживания элиты  в  состоянии  именно  такой  элитарности,  даже  не  обсуждается.  Оптимальной   же моделью    развития    признается  ,кажется,   бесконечный  цикл:  элита -"элита" -элита... Состояния  элиты  на отдельных этапах   этого  цикла описаны  у  А . Х.  достаточно  выразительно,  но   исключительно  в рамках наипростейшей социальной  идеи - борьба  за  власть. 

Но  нельзя не  отметить ,что,  обращаясь   к  проблеме                      " воспроизведения  качественной  элиты"    ,  возникающей   в  процессе  борьбы  за  власть, А. Х. пусть кратко, но касается  роли   идеологии   в этом воспроизведении.

 "Побеждает та элита, которой удаётся навязать социуму свой политический язык"...  Именно  элита переводит политические учения "в эмоциональный формат, доступный восприятию обществом"...   "Отказ от идеологии фактически означает отказ от власти"... "эффективность любой элиты - это понимание тайны власти, а тайна власти - это способность создавать большие консолидирующие мифы" ...

Как  видим  политический миф, власть, идеология  и элита   связаны  у  А. Х.  в  крепкий  узел. Особенно  важно    наличие  в  нем идеологии,  легкомысленно   изъятой    из  российского   бытия   аж  на  уровне  конституции.  Власть  и миф  из этого  узла  можно  выпутать,  а    без связки   элита-идеология, похоже,  не  обойтись. 

17.  Былая  двусторонность  русской  элиты   и   склонность   к  элитарному  поведению

 Существует     достаточно распространенное   мнение,  что  в исторической  России элита  являлась  эффективным  институтом  согласования  государственных  и народных интересов.  Она была тогда  своего  рода   универсальным редуктором,  способным  как  передавать  волевое  усилие высшей  власти  в  массы, так и  доносить  до высшей власти  актуальные  интересы  масс. Элита   брала   на себя  обязательства  в  обе стороны,    двусторонность   составляла суть ее  -  российское  дворянство с  такой своей  миссией, как  могло,  справлялось .  Но  уже  к  концу 19  века элита  в России  начала перестраиваться ( от дворянства  к  интеллигенции — так  можно  охарактеризовать  направление этой  перестройки ) и   постепенно утратила  свою универсальность (двусторонность),  явно отдавая   предпочтение второй стороне своего  служения.   Считается, что   это  смещение ,   это  отчуждение «элитарных» слоев  от  высшей  власти имело  для  России катастрофические  последствия ­—        поспособствовало сначала разрушению  государства,  а   затем  и  возникновению совершенно особой,  уже  практически  полностью  отчужденной  от   народа  «элиты».   Эти растянувшиеся  на  несколько  поколений   кувыркания  интеллектуалов и  привели,  в  конце  концов,   к  вырождению  -  к  формированию у  них  нового  невиданного качества:  двусторонности,  основанной   уже  не  на  служении,    а  на  презрении ­—  и  к  высшей  власти,   и  к народу.

Способно ли что-нибудь  оттащить  нас от этого  разбитого корыта  и  вернуть  интеллектуалов    на  пути  служения  как  обществу,   так  и  власти?     Чисто  теоретически  подобное  возвращение    можно было бы связать   с  коренной   перестройкой    нашей   представительной   власти, которая   в  принципе могла бы сыграть  роль такого  двустороннего редуктора.  Но  она  пока,  к  сожалению, —  полная копия нашей интеллектуальной  «элиты».  Она   явно  презирает свой народ   и очень  тщательно скрывает  свое  презрение   к высшей   власти.   Но  попытаться поместить  эту "банду политических   рвачей  и  выжиг"  в   жестко    заданное внешнее    поле  двухсторонних  обязательств  все-таки можно  - высшей   власти достаточно для   этого  демонстративно и  жестко   ограничить определенными обязательствами   себя.  В России  пока   это  еще  может   сработать. В  России пока еще  возможно    избирание    элиты — выбор   не  по образованности  и  даже  не по профессиональным качествам,   а  прежде  всего   по  склонности к  элитарному  поведению  —   по способности  к  выносу  самого  себя  за  скобки   любой своей  деятельности …

 18.      "Люди  воздуха"  - менеджментские       грезы  А.  Неклессы

         Эта  тема   и  со ссылкой лишь на публикации  2006  года  актуальности    не  утратила,  поскольку  в  статьях  А. Неклессы  того  времени затронута    важная и  не  очень  жалуемая  пишущей  публикой   проблема   -  управление  в  условиях  неравновесного  состояния    социума .        

При  всем  своем  терминологическом  своеобразии  А.  Неклесса    ( если  судить  по  двум     его   работам с  общим  названием  «Мир  индиго», опубликованным  в  2006) тем не менее   уютно  размещается  в рамках дугинской концепциици эволюции  элиты.  Да,  он  оригинален, он  современен, но  он  -   из  класса москитов, поскольку элита  у него ( а  элита - несомненно  один из главных объектов  его  внимания  )  освобождена    от  всех  социальных  хлопот - рассматривается  как  самодостаточная , саморазвивающаяся  автономная    часть общества . Даже  став «элитой», даже  без какой-либо обратной связи с   социумом она  сохраняет  удивительную активность — возможность  динамического развития.  И  эта активность-возможность   всецело  связывается   с  явлением нового  интеллектуального   класса, « сословия», с изысканным названием   "люди  воздуха "  -   корпорации  изощренной   публики,  обнаружившей   способности  к неким  исключительным  интеллектуальным  услугам…. Это  они у  А. Неклессы  "успешно оперируют привычной для них нематериальной субстанцией знания, образования, пропаганды и другими клонами социогуманитарных технологий: искусством геоэкономики и геополитики, современного управления и стратегирования. И идеалами…». Именно они,   «люди воздуха»   становятся  « политическим гегемоном», осуществляя «историческую мутацию  правящего сословия».   И они  готовы задавать   «нормы, целеполагание и смысл существования обществу».

19. А.Неклесса  и...  методология

  В  2006  году   это осталось  мною не  замеченным, но  сегодня уже нельзя  не  обратить  внимание на  перекличку  той  мыследеятельности     А. Неклессы  с  веяниями, стремительно  набирающими сегодня популярность  в обществе  и  связанными  с  таинственным  словом методология...Возможно,  А. Неклесса в  методологических игрищах   участие  и  не  принимал,  а  самостоятельно вышел  на  представления  об  элите как  о корпорации, сориентированной на  особые  интеллектуальные  услуги. Возможно,  подобными  идеями уже  тогда  атмосфера  была перенасыщена,  и они легко  в  той  или  иной  форме  из нее  оседали.  В разработках С.  Кургиняна, например, появится  скоро термин  "когнитариат ", который  так  же  , как  термин " люди воздуха"    можно рассматривать   как  свидетельство  поиска  оснований,   пусть и   в  совершенно  иной    области, на которых   можно  было  бы   формировать  новую  элиту.   Из    той  же ,  видимо,     атмосферы кислотным  дождем     обрушится на  головы  беспечных россиян и  такое  иезуитское    изобретение  методологов,  как   цифровая  экономика...  Сначала  на  Старой площади  приземлятся   два авторитетных  буревестника -прогрессора  и  распакуют  свой нооскоп,  а  затем  уже  и  высшая российская  власть всем скопом, с комсомольским задором,  задрав  штаны,   ринется  к  интеллектуальным  высотам.

20.Переход  к  новому  стационарному  состоянию       или все-таки неравновесность

В рамках  этих  заметок      наибольший  интерес   концепция   А. Неклессы  представляет  в  той     ее    части, где    активно  используется    понятийный  аппарат  синергетики,  то  есть   тем  или  иным  образом  привлекаются  представления о    неравновесных   процессах. Скорее  всего, он   не рассматривает  сегодняшнюю  мировую ситуацию     как  сущностно  неравновесную,  качественно  новую  и  необратимую,   а  всего лишь  как  транзитную —переходную,       к  некоторому   достаточно  определенному,   стационарному  состоянию.  И  в  этом  видится  его  фундаментальное  отличие  от А. Панарина. Тот     такие  термины,   как   хаос  и турбулентность,  не   жалует,   но   определенно  чувствует,    что  в  мире всерьез  и надолго формируется какая-то   принципиально   новая ситуация, с такими  пока  скрытыми ее качествами,  в   частности,  как  возможность  стремительного   пере-упорядочивания   под  воздействием  ничтожных  возмущений.  С  толкованием  неравновесного  состояния  не как  сущностного,  а как   всего  лишь   переходного,  видимо,  и  связан    повышенный   интерес А.  Неклессы   к  «людям воздуха».  Этот   слоек   новых  господ  будет  ставить, конечно  же ,   на  испытанные  средства  —  будет  пытаться  исключительно  внешним  управлением  выводить на  участок   равновесности  системы, все  более    раскрывающиеся в  качестве…  принципиально   неравновесных, для  которых контроль внешний,  через отрицательные,    компенсирующие обратные  связи перестает быть  главным. Жизнеспособность   таких систем решающим  образом     зависит  от  их способности  к     самоконтролю    — к  специфическим  формам «контроля»   за    положительными  обратными связям с их коварной  наклонностью  превращать мелкие   флуктуации в  лавинообразные  процессы.  

 

21.  Где  Россия -   в  низу  или в основании?

А. Неклесса  охотно  соглашается  с    распространенным  мнением,     что Россия   пребывает  сегодня ... « в самом  низу»  , и  потому   добыча  природных  ресурсов  -  ее удел. Этим ходовым,   ярлыком евроцентризм провинциального замеса  обычно  и «закрывает»     для  себя     проблему  России. По  тем  или  иным  причинам  Россия  от   европейского  уровня    отстает и  потому никакого, кроме сугубо  потребительского,    интереса   для рвущегося вперед авангарда не  представляет. Увы,  но  мысль   о  том,  что  отставание  России от   Запада  благодатно,   причем  не  только  для   нее  самой,  но  и  для   всей  европейской   цивилизации,     иначе как националистический  бред или  приступ мании   величия  пока не  воспринимается.

   С  точке зрения    равновесной  парадигмы, допускающей  чисто управленческий  вывод    мировой  системы  на   новый  равновесный    участок, такое  положение — «  в низу»— может и  вправду оказаться плохо  совместимым  с  надеждами  на  выживание.   Но тот же А.  Панарин  в   прямом   споре  с А. Неклессой  наверняка  бы   уточнил,   что   не   в низу,    а   в   основании.   И  этот нюанс может  оказаться  решающим для принципиально  неравновесной   ситуации,  когда  все   будет  определять  устойчивость,   способность изнутри удерживать  целостность в  условиях  глубочайших,    стремительно  развивающихся  преобразований, когда  ажурные конструкции с  легкомысленно  задранным  вверх  центром  тяжести  и  рассевшимися  на  ее  антресолях  «людьми  воздуха»  станут  легкой     и первой добычей стремительных  диссипативных  процессов.

22.Современное  содержание  роли личности  в истории

  Демонстрируя   отменное   знакомство  с   неравновесным,   синергетическим   понятийным   аппаратом,  А.  Неклесса фиксирует   в своих рассуждениях смещение приоритетов   в  современном мире   - от  «вещей и конструкций»   к  «людям и энергиям»  .Но   отметив   это   возрастание  «роли личности в истории»», он,   к   сожалению,  не раскрывает  в  закавыченной им  фразе  никакого  нового,  современного    содержания,   а оставляет  в  ней  смысл,  характерный,   скорее, для  позапрошлого  века.  То  есть  связывает это  возрастание    исключительно    с " деятельным  и амбициозным человеком". В  то  время, как   последовательно неравновесный  подход требует признать возрастание  роли   каждого  единичного, согласиться,  что «элитарность»(то есть  эрзац-элитарность,  то  есть  сама-себя- обслуживающаяся элитарность,  автономная  от обязательств  перед  «массой»,от  связи  с  ней)   уже  не  является    достаточным  признаком, позволяющим претендовать  на  историческую  роль. Последовательно  неравновесный  подход требует  ставки  на  самоорганизацию массы, среды, а  это,  в  свою  очередь,  коренным  образом переопределяет основной признак элитарности. И  отнюдь  не легковесным интеллектуальным петушкам  из  корпорации «люди воздуха»  сулит история  первые  роли,   а  максимально приближенным к  среде,   слившимся  с ней  «людям почвы».  «Элите», оторвавшейся  от  массы и   с  пренебрежительным  прищуром рассматривающей ее, придется  возвращаться в  эту среду    и   обустраивать ее.   В  том  смысле,  что концентрировать  и обобщать ее  опыт самоорганизации.  Неравновесность  мирового  социума, все более    обнаруживающая  себя,  заставит снова  идти   в народ  -  слиться с  массой и  начать  вместе  с ней медленное движение  вперед.

23.  В  тупике   внешнего   управления

  Вполне  может показаться,  что,    рассуждая о задаче, стоящей перед   «людьми  воздуха» —   выработать  принципы  « власти без государства», А. Неклесса  как раз  и   нацеливается  на  проблемы  самоуправления. Но  его   «самоуправление»  остается  все-таки     внешним  по  отношению  к   управляемой  среде. И потому, даже  характеризуя     современные  подходы,  ориентированные    на  процедуры самоорганизации  в  неравновесных системах,    А.  Неклесса со  своей   ставкой  на внешний  менеджмент остается образцовым представителем   классического  равновесного  подхода. Он отдает  себе  отчет   в  том,   что  неравновесная система способна  как     перевести незначительную   флуктуацию     в  лавинообразный  разупорядочивающий процесс,  так  и  под воздействием  этой флуктуации   структурно переопределить  себя.  Он  хорошо,  видимо, понимает,  что  задача   "перевести"  именно  при  внешнем управлении  оказывается  простейшей .    И  прикладывает значительные   усилия,  чтобы пусть хотя  бы в  таком качестве, но легитимизировать  внешнее  управление  в неравновесной  ситуации.     И  эти  заигрывания  с   неравновесностью, эти попытки    скорректировать, отретушировать господствующую  в  мире  идеологию  внешнего, равновесного  управления без  принципиального переопределения ее   - бесперспективны.

24. Рост  коммуникационности  — как  следствие  удаления  от  равновесного состояния;  крест   элитарности

  «Люди  воздуха», или  какие-либо    иные   изобретения  методологии,  вне  всякого  сомнения, предпримут  попытку  на  свой   манер   оседлать  неравновесный  мир.  Но им   все равно придется  уйти  —   элита   должна успеть снять   кавычки со  своего  наименования.  Это,  скорей  всего,  единственный  оставшейся  у  мировой  цивилизации  шанс.  Поскольку попытки внешнего  управления   в    неравновесной  ситуации  как  раз  и  могут  спровоцировать тот  самый  микротолчок, ту флуктуацию,  которая  вызовет   катастрофические  лавинообразные   процессы.

       «Вдали от равновесия когерентность поведения молекул в огромной степени возрастает. В равновесии молекула "видит" только своих непосредственных соседей и "общается" только с ними. Вдали же от равновесия каждая часть системы "видит" всю систему целиком. Можно сказать, что в равновесии материи слепа, а вне равновесия прозревает»

     Так  на  примере химической  реакции   И. Пригожин  характеризует  принципиальную  особенность  неравновесных  систем. Рост  коммуникационности  (  согласованности, когерентности)— как  следствие  удаления  от  равновесного  состояния.  Этот  принцип,  судя  по   всему, является  фундаментальным —  срабатывает   и в  социальных системах. И  именно он,  если, конечно, признавать, что цивилизация  наша  окончательно  и  бесповоротно вошла  в  эру  неравновесности,   делает бесперспективными любые  ставки  на  классическое управление и выводит  в лидеры  идею  самоуправления.  Очевидным кажется   одно:  для того,  чтобы  совокупность «молекул»,  обладающих   индивидуальными   волями,  демонстрировала не  только стихийное когерентное  поведение (с  чем     и наша,  и  мировая  история   хорошо   знакома,  по   бунтам,  восстаниям,   революциям,  а  теперь и по  майданам ), она   должна быть    пронизана —  опосредована  —   некоторой   структурой.   Эта  структура, практически   лишенная   управленческой   иерархии,  объединит   в  единую  сеть  тех,   кому  среда (масса)  готова  предоставить  места в  высших — элитных ­— позициях    иерархии  нравственной  -  готова признать за ними     право нести крест   элитарности.  Именно  эта  структура  внесет  сознательный,  рациональный, нравственный  элемент в  когерентное поведение, а  значит,  обеспечит эффективное   самоуправление. 

 

25. Резонанс, вызываемый   разнообразием.

         Лет десять   назад    в  одном  достаточно  экзотическом  издании  (Physical Review Letters)  промелькнуло сообщение о  любопытнейших  расчетах группы  испанских  физиков.  Они, в частности,  показали,  что у   «множества чувствительных элементов, связанных друг с другом в максимальную сеть»  резко  возрастает  коллективный (резонансный) отклик  на слабые   внешние  воздействия. Но только  в  том  случае, когда  параметры элементов   отличаются (имеют  ненулевую  дисперсию). То есть  сеть,  состоящая из  одинаковых  элементов(  нулевая  дисперсия ) столь же  индифферентна, как их  механическая   смесь(  или   отдельно взятый  элемент). Нет существенных изменений  у  сети  с большим  разнообразием (значительные дисперсии ).  Но в  некоторой оптимальной   области разнообразия чувствительность  системы   возрастает  в десятки  раз… 

     Это явление,  получившее название «резонанса, вызываемого разнообразием»,  как  представляется,   хорошо  иллюстрирует  роль рассредоточенной  в  массе   элиты.  Не  противопоставленной ей и  обособленной от  нее,  как  какие– нибудь  «люди  воздуха» (большие дисперсии),  не  растворившейся  бесследно   в  ней (  нулевые  дисперсии),  но оптимально  к  ней приближенной, слившейся  с  ней, но  не  утратившей   себя.  И  потому   делающей  массу   уникально  чувствительной.

26.    Фундаментальный    принцип   самоуправления.

 Увы,  но проблема    неравновесного управления А. Неклессой   даже  не  обсуждается, и   синергетическая лексика   у  него  -  лишь своего  рода средство   устрашения  при  описании   того   ужасного,  наполненного  тотальной неопределенностью    бытия, что   ожидает нас  в  неравновесном  будущем. Идеи равновесного  управления   для  него настолько   безусловны , а  убежденность  в том,    что воздухосущные  менеджеры только  и  обладают     правом  «пасти  народы»  у него настолько  велика,  что  он  готов  считать   нормой  даже такие одиозные   управляющие образования,  как   Федеральная резервная система США.

      Но   в максимальной  степени  гипнотическое воздействие равновесной  парадигмы проявляется  у   А.  Неклессы  в  его  суждениях о  сетевой организации.  Да,  он   выделяет в  качестве  важнейшей особенности  сетевой   организации возможность   согласования «соборной миссии с энергиями амбициозных личностей»  -  воспроизводит  в  этой  формуле ,  можно  сказать, фундаментальный  принцип  самоуправления.    Неизбежность синергии,    согласованности, таким  образом, признается, но центр  тяжести   в  связке  соборная миссия - амбициозные  личности  смещается на последних(« люди  воздуха» ).И  это  смещение  вполне   традиционно. Во  всех  революциях  и  переворотах,   которые   являются  образцами   неравновесной  ситуации,  всегда  и  безусловно  было  это  смещение  в  пользу  амбициознных  личностей,  в  пользу внешнего управления средой.

        Нюанс,  опять-таки, но  именно в  нем  заложена та   бездна,  что отделяет    построения А. Неклессы от  разработок А.  Панарина.

 

27.  Из  тупика  равновесного  управления        в  тупик  гностицизма

Жуткие  последствия  приложения    идей  равновесного управления к неравновесным  ситуациям   с  особой  очевидностью проявляются   в  экстраполяциях  А.Неклессы ,где он  в  качестве  «истинного оппонента  цивилизации Модерна»  предлагает «некую неопознанную культура, идущую к нам «из будущего», а точнее продуцируемую из глубин подсознания и истории»...   Актуализация   этого  выброса  из исторического  подполья связывается  А.Неклессой  с тем , что рациональная,  линейная  ментальность    человека  Модерна  не позволяет  ему  разобраться   в   "открывающейся великой сложности бытия "  -  неравновесного  бытия ,  надо  понимать.  И  у  человека  просто  не остается  другого   выхода,  кроме  как кувыркнуться  в  подполье.

Что   можно  сказать по  этому поводу? Любая  социальная система, то есть  система сосуществующих индивидуальных  сознаний  и  воль, неравновесна по  своей сути,   нелинейна  по принципам  и  механизмам  своего  развития.    Нелинейность  до  определенного уровня коммуникационности  (развитость и  интенсивность  связей,   мощность   информационных  потоков  ) является  скрытой  и  проступает   лишь  в  критических  точках (  они  же  точки непроизвольного,  взрывного  роста  коммуникационности —  революции, например).  Естественный рост   интенсивности коммуникаций,   превращающий  мировое сообщество  из  совокупности  связанных  кластеров    в  систему  единую,  сквозную, глобальную, если  угодно,    делает для  нас   неравновесность и нелинейность  сначала явными,    а  затем   и  сущностными  признаками   -  раскрывает  их    в   таком качестве.  Естественно все    модели прежних,  «равновесных»  времен в  той  или  иной  степени  теряют адекватность,  но это  не  исключает   появление  каких-то обобщений  «обанкротившихся»  моделей,  в  рамках которых можно  обойтись без   катастрофических  разрывов,  без необходимости драматизировать переходные  периоды  и  тем более,  давать  им устрашающие названия типа  «транзитных»… И  даже  принять  эти модные   но,  наверняка,  промежуточные  мутации  типа   «людей  воздуха»...Принять  их  в качестве свидетельств  глубочайшего    вырождения элиты.  Когда      она  освобождается  от  всяких обязательств не  только   по  отношению к конкретному   социуму,  но и  по отношению к цивилизации  в  целом — начинает паразитировать  на ней.

Такой  ход  суждений  А.  Неклессу,  видимо,    положительно   не  устраивает,  и он  обращается  к  экзотике ­резких   разрывов— останавливается    на варианте, ставящем  «прежнее прочтение мира и жизни ни во что».  И провозглашает, что  «возрождается «новая религия», а на деле — определенная, хотя и мерцающая, древняя культура. Она — ветхий спутник христианства, его «темный двойник», это — многоликая гностическая традиция»...

Это,   увы,  не  излечение,  не выход с тропы,  на   которую  утянул  ХХ век, а необратимый   переход  в  новое качество.  И ставка  на   такой   переход свидетельствует  об  одном —в  оценках проблемы неравновесности  бытия у  А. Неклессы  реальны лишь  крайности. Либо  крайность внешне управляемой   неравновесности,   либо  крайность  полного,  сущностного   скатывания   в  хаос.  Именно  это  заставляет  его  метнуться  от «людей  воздуха» к   зловещим  а –ля-гностицизм  экстраполяциям.   И  фактически славить "деструкцию как главную, конечную и желанную цель творения»...

28. Жуткие   экстраполяции   А.  Неклессы  и    этическая  нетривиальность  человечества

 

И в  этих бросках А. Неклессой   полностью игнорируется этическая  нетривиальность  человечества,  связанная   с  ролью  идеального в его   бытии. Да,  он и  ссылается на  В. Лефевра ,на  одно  его  краткое  интервью.   Видимо,   с  надеждой найти  опору в  ортодоксальной  интерпретации  лефевровских  представлений о  двух  типах  этических  систем.  Но даже  в этом  кратком  интервью В.  Лефевр   решительно  протестует  против  крайностей. А  если  вспомнить  об   его «Алгебре  совести»  - о    самом  фундаментальном,   экспериментально  установленном его результате:  соотношение добра  и  зла   в  намерениях, оценках   и  человека,  и человечества статистически  необратимо  смещено в   сторону  добра.  Причем  пропорция  очень  близка  к  пяти  восьмым ­—  к  золотому   сечению.  Этот  факт и является  свидетельством  той  этической  нетривиальности  человека, с  которой  предстоит  столкнуться  метафизике,  обхаживаемой   А. Неклессой.   Гностицизм уже обломал себе зубы  на  молодом,    юношеском,  можно  сказать, христианстве.  Настолько основательно,   что   умолк  на  века.    Не думаю,    что у него  есть   какие-то шансы  и  сегодня. Христианство  далеко  не  исчерпало  себя    и  как  идеология  межличностных  отношений.   Оно  в  этом смысле стоит, возможно, лишь   в  начале  пути. Пока оно  развивалось   с  решающим  склонением в собственно  религиозную, мистическую область,   и  недостаточно   использовало  свой   общекультурный потенциал.  И  нельзя  исключать,  что определенный  сдвиг в  общекультурную  область не  только даст  ему  второе  дыхание,  но  и превратит   в   важнейшую для  возрождающейся      элиты опору.   

29.   Элита   и цивилизационное  творчество  России

Чтобы  Россия   сохранилась  и  развивалась  как  цивилизации,  ее  элите необходимо  избавиться  от  кавычек.   Ей   необходимо   рассредоточиться   в социуме -  превратиться   в  мощную   сетевую  структуру.  Не сегодняшнее отслаивание элиты   от  общества, а ее сетизация.  Элита   должна  перестать  быть символической   надстройкой.  Она  должна   встроиться  в  общество,  но  так, чтобы  не  исчезнуть  в нем.  Только  тогда  России   удастся  реально  противостоять   западноевропейским  наваждениям -  их   в своих  прогнозах А.  Неклесса   также   не оставил  без  внимания.

Россия  - часть европейской  цивилизации,  и  она обречена   на тихое,  естественное  и   безусловное соскальзывание на  северо-запад...  Однако  принять это направление     в  качестве   единственно  возможного можно лишь  в  том  случае,    если  достигнутое   Западной  Европой   считать  единственно  возможным  итогом европейской  цивилизации,   если признать,   что  в  западноевропейском  варианте   христианская цивилизация   воплотилась  наиполнейшим   образом.

  Но  Россия­ — эта   последняя   и  единственная   в  Европе  страна, которая   еще  способна  на   цивилизационные   импровизации, на  цивилизационное   творчество.   О русской   литературе когда-то  было  сказано,  что  она  как Колумб — ей   заказывают  Индию,   она  открывает  Америку. Россия и  в   целом такова  же —  ей  заказывают  самопроизвольное   скатывание   на   Северо- Запад,  но  она   еще   имеет  силы дерзко развернуться  на Северо- Восток.   И  дело  здесь   не столько  в  идеологии     евразийства  (  последняя   лишь  один  из   мотивов  России).  По существу,  в  своей  спонтанной нацеленности на Северо-Восток   Россия    и  может  попытаться в  полном  объеме  реализовать важнейшую  парадигму  евангельского христианства  -   идею  личного  самостеснения. Ожиревший самодовольный  Запад сам  по  себе   к этой   истине  не  вернется.  Он   упустил эту   жар-птицу,  и  в   его   руках сегодня лишь  жалкие  перья под  названием   ничем  не стесненные   права   человека.   Россия  же  еще  может  не  упустить   свой   цивилизационный   шанс.    Она уже уходила   однажды   в  этом направлении,  что  и  обеспечило,  в  конце  концов,   ее  величие,    ее право на глобальную геостратегическую  роль.   Сохранив  свой  центр на  днепровских   берегах,  она  имела  бы  совсем  иную  судьбу и  также  могла  стать объектом   непрерывных  нашествий   и  разделов.

В  этом  своем,  и  связанном с большими напряжениями,  тренде  на   Северо-Восток  Россия как раз  и  сможет решить проблему оптимизации производства  и потребления,   прав  человека  и  его  обязанностей — проблему, которая   оказалась  не  по  зубам европейской    цивилизации  в  западном  варианте.   Это   движение   не будет  мобилизационным  —  оно  будет цивилизованным.  Но  оно безусловно потребует ограничения   индивидуального своеволия.

       30.  Не объяснять  российскую реальность,   а  попытаться разобраться в ней

 

     Если  вопрос об идеологии,  ориентированной  на  Россию -цивилизацию, начиная    с  избирательной  кампании 2018  года, становится  главным,  то  необходимо   хотя   бы  в предварительном  варианте обговорить    и  то,  каким  образом, в рамках  каких  структур, эта  идеология   будет  разрабатываться . Какие-либо  партийные  структуры  здесь абсолютно  не пригодны, поскольку  желанная идеология должна быть объединяющей.  Она  должна  быть  жестко  связана  с  национальной  традицией, с   опытом  истории  российской - для ее  разработки должны   быть привлечены  все  без  исключения  конструктивные интеллектуальные  силы  России. 

Можно  ли   их  свести  вместе для  продуктивной  творческой  работы?   Можно, если  создать  такую  структуру, которая  будет  ориентировать этих  интеллектуалов не  столько на  то, чтобы объяснять  российсуую  реальность, сколько будет понуждать  их  разобраться  в  ней.  Вот это  сдвиг  с  состояния  " я   и  ситуация "  на    состояние " ситуация  и я",  сдвиг  в основе которого  лежит    все та же  христианская  идея  самостеснения,  теперь уж  интеллектуального,  и должен  быть прежде всего     реализован  в  требуемой  структуре.

  А   выглядеть   она  может приблизительно  так :

 

- Основа - закрытый форум, например,  при ресурсе  ПДС. Чтение общедоступно, без регистрации. Комментарии  только для  действительных членов форума и  его членов-корреспондентов  .

- Учредители  форума.  Пять -семь  человек из  числа   членов ПДС , имеющих  публикации  на темы,  связанные  с проблематикой русской  цивилизации,  объединяются  и заявляют о  создании  такого  форума.  Они   являются   первыми  действительными  членами форума.

Права действительных  членов . Имеют  право: рекомендовать   в   члены-корреспонденты; размещать свои  труды  в  библиотеке  форума;  задавать  темы  для  обсуждений;  публиковать комментарии на форуме .

Члены-корреспонденты . Для  зачисления в  их    число необходимо  представить администратору  форума   статью  на одну  из  обсуждаемых тем  и  получить одобрение хотя бы  трех   действительных  членов. Права   членов-корреспондентов  сводятся  исключительно  к  публикации  комментариев. Перевод  член-корреспондента в действительные  члены требует  поддержки  большинства  последних.

Требования   к  заявкам  на  темы  и  комментариям. Размер  их  не  должен  превышать    3000   знаков (  приблизительно одна  страница).Если это комментарий, то он  должен  обязательно быть развитием или опровержением комментируемого  текста , то есть должен  быть продолжением  последнего  .  Мат  и  брань исключены  полностью

    В  этой   схемке   реализованы  два важнейших момента: доступ на  форум  с  опорой   исключительно на  качество  суждений   претендентов  и общей  их  подготовки     ; комментарий - как  продолжение    комментируемого,  что  как  раз  и  должно   разворачивать     участников  форума  от  препирательств  к  сотворчеству   -  от   желания  высказаться  к  стремлению   разобраться .

  

     Ю.Ю.   Болдыреву  удалось   запустить,  абсолютно  невероятную,  на  первый взгляд,   процедуру   согласования,  логического   сложения , казалось бы,   несовместимых политических  программ.  И  в  результате  у  действующего  президента  на   мартовских  выборах  появился  неформальный  соперник.

     Может быть, Ю.Болдырев  попытается   еще  раз выступить  с  похожей  инициативой  и  запустит  процедуру  согласования  идеологий   национально ориентированных  патриотических  сил  России.

      Без  этого   согласования   П.Грудинину,  даже  если  он  в марте   и  вырвет  победу  у В. Путина,  Россию   с  путинского  пути  не  сдвинуть.    

     Но  ,увы,   идеологические  наши укрепрайоны   пока   безмолвствуют.  Молчит  Изборский  клуб.  Молчат  А.Дугин,  С.Кургинян,  А. Нотин. Молчат и  многие  другие, из  тех в чистоте  помыслов которых  в отношении  России  можно  не  сомневаться  и  которым есть что  сказать .

 


                 

 

 

 
       ЧИСЛО            ПОСЕЩЕНИЙ       
             Рассылка 'Советую прочитать'
 ПОИСК  ПО САЙТУ
Яndex
 
           НАПИСАТЬ  АДМИНИСТРАТОРУ  

             САЙТА

  

Рассылки Subscribe.Ru
Советую прочитать
   
     ©ВалерийСуриков