С А Й Т         В А Л Е Р И Я     С У Р И К О В А 

                                     ( "П О Д      М У З Ы К У     В И В А Л Ь Д И")

                                    ЛИТЕРАТУРА , ФИЛОСОФИЯ, ПОЛИТИКА


                                     
Из стихотворений Маргариты Суриковой -
                                              написанных в 2020 году (апрель -декабрь)



 

                                             ГЛАВНАЯ
                         ПОЛИТИКА - СТАТЬИ, КОММЕНТАРИИ
                                     ЛИТЕРАТУРА: СТАТЬИ И ЗАМЕТКИ
                                  ФИЛОСОФИЯ - ЗАМЕТКИ, СТАТЬИ
                         МОЙ БЛОГ В ЖИВОМ ЖУРНАЛЕ

 


  Из   стихотворений  Маргариты  Суриковой -

        написанных  в  2020 году  (апрель- декабрь) 

 

 

 

Нас погружают в зыбкое болото

Вновь заметен Её свежий след

Переплетая радость и печаль

Ласковый полон

Осенью волнуются деревья

Грустное созерцание

Благоухание обыденности

В Ильин день

Начало августа

Восторженное, изумлённое молчание

Крылатый гений

Цифровой обряд апостасии

Тропа высокого пути

Дожди и алые рассветы

Бессмертной красоты примета

Лес и мы

Весенний радостный сонет

 

Нас погружают в зыбкое болото

Когда-то веры нас соединяла нить.
Иконе Правды ставили мы свечи.
И чашу горестей способны были пить,
всем страждущим  свои  подставив плечи.
Любили от душевной простоты
вождей суровых, справедливых и отважных.
Дух лжи, корысти и нечистоты
 считали омерзительным и вражьим.
И сквозь туманности земных иллюзий
взор к Высшей правде устремляли люди…
Но ствол России истончала порча зла,
губила корни -  веру и любовь .
Библейским гадом изворотливо вползала
подземная, дух растлевающая новь.

Цель новых откровений века
сегодня, кажется, понятна всем –
«усовершенствование» человека
 и  устраненье « огорчительных» проблем.
Не будет скорби, чувства страха, боли,
душа не сможет в заблужденье впасть  -
лишит свободы выбора и воли
 всемирная антихристова власть.
Сулят и избавление от смерти…
В жизнь уже входит  цифровой проект
и загоняет ее в дьявольские сети.
В нем места личности и Богу нет…
Мир погружают в зыбкое болото
без идеалов,  без духовного полета…
По вешкам Правды вывести нас  смогут
лишь праведники -  их в России много.

 

Вновь заметен Её свежий след

Богородица печально  слёзы льёт,
преклонив колени, Сына молит
отвести от злополучной доли
Свой, во тьме блуждающий народ:
«Господи! Верни Россию плавно –
без страданий, потрясений, бед –
к вечной правде веры Православной,
 не гаси   в ней животворный свет».

Мы теряем красоту и силу,
и защиту светлого ПокрОва,
в заблуждения впадаем снова.
Зло пророчествует  скорби и могилу…
Но за праведников дарит нам Пречистая
 жизнь, спокойствие и мудрость зрелых лет…
Вновь заметен Её свежий след,
припорошенный берёзовыми листьями.

 

Переплетая радость и печаль

Без поклонения, без тени суеверья
смотрю  я с удивленьем на деревья –
на устремленность вертикальных линий
к таинственной небесной сини,
на нимбы крог, пронизанных лучами
днем – золотыми, серебристыми – ночами…
Как и в садах потерянного рая,
листва все так же бликами играет,
то веселя, то опечаливая нас…
Деревья – тленной красоты иконостас -
О вечной жизни нам напоминают.

Простое скромное  земное древо
для жертвенника  выбирает Небо,
когда восходит на  Голгофу Спас.

 

Ласковый полон

Лето пенится, искрит, как хванчкара,
выливаясь из чеканной чаши,
хоть снегам уже сверкать пора
в северных лесных широтах наших.
Но лучится благодатное тепло,
 птицы в ликовании парят.
И захватывает  в ласковый полон
лето половину октября…
Кружит ветер лепестки увядших роз,
хоть бутонов нераскрытых много.
Гнутся ветви виноградных лоз
от созревших ягод. Слава Богу!

 

Осенью волнуются деревья

Осенью волнуются деревья –
что их ждёт, безлиственных, зимой?
Не согреют облачные перья,
и от вьюги не сбежишь домой.
Чем укрыться от шального ветра -
 он безжалостно  сегодня злой.
Кажется, вот-вот обломит ветку
с золотистой кружевной листвой…
На Покров через двенадцать суток
может быть сойдёт на землю снег,
плотным пледом корешки закутав,
 он  продлит короткой жизни век.

Шаль шафрановую с плеч  берёзы сбросив,
красоту ствола явила осень.

 

Грустное созерцание

Астры, хризантемы – дети прозы –
могут быть лишь неприметным фоном
для шедевра поэтического – розы,
раскрывающей осенние бутоны.
Разворачивая алый лепесток,
смотрит и приветливо, и строго
неприступная красотка – недотрога,
царского величия цветок.
Роза в шёлк изысканный одета,
 стройный стан её ещё не сник,
капли рос слегка печалят лик,
как и подобает в бабье лето…
И вдыхает благовонный аромат
грустный созерцатель розы – сад.

 

Благоухание обыденности

Неизменный запах кофе и корицы
в доме, где душе всегда уютно.
Летом, хоть бывает многолюдно,
и в заботах забываешь помолиться,
но зимой вновь - книги , Небо, птицы…

Одиночество – блаженство, а не крест,
утонченное благоуханье нарда.
В  нем молитв и тишины услада,
  громом- даже хруст и легкий треск,
если ветер вдруг встревожит ближний лес.

Скатерть пахнет свежестью лаванды.
Нимб иконы отражает лунный свет…
Жаль – так мало на земле счастливых лет
с ароматами гармонии и лада…
Жизнь  сгорает огоньком лампадным.

 

В Ильин день

Жар лета остывал в ночной прохладе.
И вспоминался в день Ильи-пророка мне
величественный лик в простом окладе
того, кому Бог открывался не во сне,
не в мрачном зрелище землетрясений,
не в бурном ветре, не в пылающем огне,
а в небывалой прежде новизне –
в прохладном тонком веянье осеннем.

Всплыл в этот день и образ деда,
наименованного в честь Ильи- пророка.
Судьбы народной горести и беды
его сгубили в цвете сил  до срока…
И были оба Илии- святой и воин-
с сердцами чистыми, горячими.
Один великой славы удостоен,
другой – тяжелой участи бродячей:
сгорел в огне гражданской брани…
Пророк  стал зрителем чудес фаворских Божьих
мой дедушка – событий страшных, сложных.
От них в   России ещё не зажили раны.

В мир вечный все уходят навсегда,
и лишь Илья-пророк   вернётся снова
в конце времён для обличительного слова
к нам, не взрастившим покаяния плода.

 

Начало августа

По стёжке,вздыбленной корнями елей,
иду, тетради памяти листая-
 мелькают дни, мгновения, недели,
тревожа чувств разворошённых стаю…
Сквозь  полог лиственный  всё ярче просинь.
Почти забытое напоминает море
лазурь поднявшегося над травой цикория.
Подкрадывается незаметно осень…
 С исходом благостного летнего тепла
к земле уныло  преклоняет стан ветла.
В дни августа – с пророка Илии –
плодов обилие лишь душу веселит…
Ещё в беретах белоснежных флоксы
влекут  благоуханием нектара,
но уж не так резвЫ стрекозы, осы,
летая в одиночку, а не парой…
Парит, сорвавшись с яблонь, паутина.
Печалится, теряя лист осина…
Давно сменяет тонкая прохлада
горячий воздух в августовский день.
От крон деревьев -то просвет, то тень,
и в памяти –то грусть, то луч отрады.

 

Восторженное, изумлённое молчание

Есть для прогулок у меня обычай
птиц голосистых звуком приручать,
на песни их немедля отвечая.
Посвистываю соловью и нынче.
И в ожиданьи  обходя беседку,
я останавливаюсь молча у  ворот.
Но откликается  певец  мне редко -
немеет от моих нескладных  нот.
Мелодиями светлыми Россини
 хочу привлечь   вниманье соловья -
зову на помощь  арию Розины.
И с ней затея удается вдруг моя…
Из недр ветвистого куста  сирени
несётся звонкий и ритмичный  звук
с диапазоном сказочной сирены.
Вмиг в плавное он переходит пение
и  снова щёлканием замыкает круг…
Живое и  горячее звучание –
сияние любви без грустных теней.
В нём жизнерадостный настрой весенний,
где места нет тревоге и отчаянью…
Природа внемлет мастерству  солиста,
и разливается вокруг такая тишь,
 что  слышен  шелест  трав, цветов и листьев.
А ты в восторге, в изумлении молчишь.

 

Крылатый гений

После  дождливой ветреной  недели
пожаловало , наконец, тепло.
Впервые трели соловьиные  звенели -
вливалась музыка волной  в окно.
Вдали звучали отголоски грома,
и облачный покров скрывал луну.
В такую ночь я знала – не усну-
и вышла незамеченной из дома.

Издалека сквозь стену влажных листьев
летит ко мне  ночная  серенада,
и голос соловья прозрачно чистый
парит, звеня, над яблоневым садом.
Жаль, повторяются лишь ранним летом
захватывающие дух мгновения,
когда поют легко с самозабвением
пассажи  сложные, насыщенные светом.

Немыслимо такое в тесной клетке.
И жаворонку над пшеничным полем,
и соловью под занавесом ветки
нужна для творчества свобода воли,
просторы неба и бескрайний горизонт.
Но  умолкает вдруг крылатый гений…
Рассвет  прохладным, легким веяньем
сад погружает в безмятежный сон.

 

Цифровой обряд апостасии

      

Трагически больна сейчас Россия.
Терзают три недуга сразу -
опасный вирус и смертельная зараза
цифровизации, а с ней  апостасИя.

Двадцатый год…Короновирус и  затворы
на карантин в квартирной узкой клети.
И спешно принимаются законы,
всех  в цифробесье  загоняя плетью.
На тупиковый чужеродный ставят путь -
для  безразличных к Правде, сонных, сытых,
с сознаньем замороченным, забитых,
не ведающих бытия земного суть.
Мы видим, как  бессовестно сейчас
вершится акт постыдный и нелепый –
традиций русских разрушает скрепы
цифролюбивый элитарный «класс».
Холодным инфернальным ветром  веет
от слов лукавых и  притворно льстивых.
И богоборческие вновь звучат мотивы
в его обрядах, символах, идеях.
К вселенской власти явно рвется  зло.
Инакомыслия уже идет гонение,
 чтоб невозбранно завершить желанный слом
консервативного  земного   устроения.

Приходят скорби в дом наш неслучайно,
но чтоб прогресса  обуздать  безумный бег
и обустраивать Россию, как Ковчег,
храня свободу воли, дух и веры чаянья.

 

Тропа высокого пути

      

                «Бог создал человека для нетления и соделал его 
                образом вечного  бытия Своего…»
                (Премудрость Соломона, гл 2, 23)

Туман иллюзий небывало смутных  дней
рассеется, но не от солнечных лучей –
от Вести светлой, радостной, благой
о смерти  как рожденьи в мир  иной.
Земная жизнь плачевно коротка,
но утешает слово Откровения –
«Бог  создал человека для нетления»…
Душе назначено успеть соткать
одежду  лёгкую для восхождения.
Не ложь мечты, а  Истина Завета
зовет с удобной плоской колеи сойти
на тропы узкого высокого пути
в мир вечной Жизни, Красоты и Света.

Стихи лучами от лампадного огня
летят, не ведая ни тяжести, ни страха,
пока елей есть веры у меня
в то, что не стану только горстью праха.

 

Дожди и алые рассветы

Весь месяц сумеречно тучи нависали,
дожди шли день и ночь без меры
над Доном,  городом, лесами
и заливали  берега, поляны, скверы…
Грозы воинственной  стихал  последний залп.
Он без заряда молний был – пустой.
И долго ветер необузданный терзал
листву, обрызганную дождевой водой.
Она сверкала драгоценными камнями.
Деревья, вспыхнув изумрудом, угасали.
И облака кисейною фатой
 просвечивали  лучезарной синевой –
венчалось солнце с небесами…
Кончалось время  беспросветной  полосы.
Заря вплетала в краски неба алость.
И таяли  томленье и усталость.
И в душу каплей утренней росы
сходила вдохновляющая радость.

Бессмертной красоты примета

Цветы садовые…Какие из них краше?
Пока нет царских  гладиолусов и роз –
тюльпаны, утром раскрывающие чаши
лучам и  соку виноградных лоз.
Синайской купиной цветы шалфея
пылают. В страхе пчелы и шмели.
И прикасаться к огонькам не смея,
застыв, дивятся чуду издалИ…
Среди обыденных небесно-синих глазок,
анютиных и незабудок, вырос
волшебным принцем из народных сказок
причудливый  и  прихотливый Ирис.
Такого не сыскать в среде природной.
Хоть и окрашен, как обычная сирень, -
цветок  холёный и холодный.
Жаль увядает он на третий день…
Нарцисс идет уже в апреле в рост,
безлистый  стебель и в ненастье стоек.
По венчику из лепестков – он груб и прост,
зато в нем светит  сердце золотое…
В траве болотной, возле мшистых пней
на  тонких и прозрачных ножках
цветет благоухающая крошка –
фиалка – нет Дюймовочки милей…
В саду, в степи, на поле и в лесу
цветы  - бессмертной Красоты примета –
в несовершенный  мир земной несут
знак идеальности – форм, аромата, цвета. 

 

Лес и мы

            

Тенью дебри лесные луч солнечный гасят…Тропа
вьётся  в травах под сводами тёмно-зелёными.
Строй веселых  березок   теснит хмурых елей толпа,
робко  тянутся к небу  изящные тонкие клёны.
Тяжело нависают над легкой прозрачной оградой
ветви мачтовых сосен, вторгаясь в садовую зону.
Свет у яблонь  крадёт  леса хищная крона,
нарушая условия мира, согласия, лада.
Без вражды существуем, но полной гармонии нет –
разделяет нас  с  лесом стена недоверия.
Хоть, соседствуя, знаем друг друга давно – много лет,
всё же держим меж нами  закрытыми двери.

Благодатный сегодня безветренный солнечный день.
Изредка дождь  кропит  землю тёплыми каплями.
Лес готов на сближенье и наш неказистый плетень
обнимает,  как  давнего друга, еловыми лапами.

 

Весенний радостный сонет


    Весенний воздух с каждым днем теплей.
    И солнце, направляя путь в зенит,
    бросает  искры – одуванчики – земле.
    Ликует колокол и радостно звенит.
    Певуч и звук обыденного  слова…
    Черемух гроздья, становясь белей
     невестиного брачного покрова,
     своими запахами опьянять готовы
     изящных бабочек, пугливых пчел, шмелей…
     Благоухают вишни и черешни.
     Развеивает  тонкий  ветер в  прах
     и мысли грустные, и тень угроз, и страх –
     веселье дарит сердцу воздух вешний.
    
     Душа, пасхальной радостью ликуя,
     победу жизни  славит – аллилуйа!

 

 



 

 
                 ЧИСЛО 
          ПОСЕЩЕНИЙ 
    
        
         ПОИСК  ПО САЙТУ
Яndex
 
               НАПИСАТЬ        АДМИНИСТРАТОРУ 
                 САЙТА
Рассылки Subscribe.Ru
Советую прочитать
©ВалерийСуриков